Поехали!

Chopard L.U.C Chrono One: многогранное великолепие нового хронографа для супер-продвинутых пользователей. Опубликовано в журнале Revolution №1 весной 2007 года.

Короткое «Поехали!» где только не услышишь, но для поклонников советской истории и  одного из величайших достижений СССР  – космонавтики  – с  этим словом связаны воспоминания о  первом полёте человека в  космос. Звучит гагаринское: «Поехали!», и  понимаешь, все, назад пути нет… Но есть в  этой фразе и  скрытая надежда, и  – самое главное  – торжество безграничной молодой отваги и  гордость. Так что вполне уместно будет сказать, что новый хронограф Chopard с  автоподзаводом и  вертикальным зацеплением готов рвануться к  небесам, словно космический корабль, главный конструктор которого решил, что «пора ехать».

Механизм Zenith El Primero 3019 PHC, 1969.

Всего каких-то пять лет назад механизмы для интегрированных хронографов с  автоподзаводом и  колонными колесами встречались в  арсенале часовых компаний крайне редко. С  конца 60‑х гг. и  до начала XXI в. их выпускали только по большим праздникам. Высокочастотный El Primero производства Zenith появился в  1969 г. Капризный, но очень остроумно задуманный хронограф Frederic Piguet с вертикальным зацеплением  – модель 1185  – вышел в  1987 г.  Rolex представил публике Калибр 4130, механизм хронографов Daytona, в  2000 г.

Но стоило хронографу превратиться в  непременный атрибут любой коллекции часов, претендующих на роскошь и качество,  – и  часовщики разродились массой новых моделей. А  все дело в том, что участники часового рынка поняли: одной красоты толковому коллекционеру мало  – ему бы еще и  механизм посложнее. Легендарный независимый часовщик Филипп Дюфур (Philippe Dufour) говорит: «Механизм для хронографа  – все. Красивый хронограф, вроде Royal Oak Offshore Audemars Piguet, с  обычным модульным механизмом  – все равно что «Феррари» с  четырехцилиндровым двигателем».

Калибр 752 Jaeger-LeCoultre.

Первой ласточкой современной эры хронографов стал выпущенный в  2005 г. калибр 752 Jaeger-LeCoultre. Он имел вертикальное зацепление и  автоподзавод и  по устройству очень напоминал FP 1185, хотя по техническим характеристикам серьёзно от него отличался, в частности, у него выше частота баланса. В  2006 г. Patek Philippe представил свой калибр CH 28‑520. Этот механизм также был автоматическим и  с  вертикальным зацеплением, но его отличиями стала эластичная конструкция молоточков, возвращающих стрелки в  нулевое положение, зацепление с  приводом непосредственно от спускового колеса и  симпатичный моносчетчик, показывающий прошедшие с  момента включения хронографа минуты и  часы. Недавно генеральный директор Girard-Perregaux Джино Макалузо (Gino Macaluso) обмолвился, что его фирма тоже интересуется автоматическими хронографами с  вертикальным зацеплением, а компания Audemars Piguet указала, что работает даже не над одним, а  над двумя интегрированными механизмами для хронографов. Сегодняшняя гонка хронографов с  ее пулеметной скоростью и  изощренными техническими приемами начинает напоминать старую добрую гонку вооружений между США и  СССР.  Можно с  уверенностью предсказать, что в  будущем без собственного хронографа не проживет ни одна серьезная часовая фирма. А  ведь еще совсем недавно все они либо заказывали хронографы на стороне, либо соглашались на модульные суррогаты.

Сейчас, когда индустрия хронографов, словно могучий локомотив, с  лязгом и  свистом мчит во весь опор, на свет появились часы, которым немного найдется равных по смелости мысли и  остроумию исполнения. Речь идет о  модели Chrono One производства Chopard L.U.C. Среди уникальных свойств ее самозаводящегося механизма с  колонным колесом  – новый запатентованный механизм двунаправленного завода с  планетарной передачей, функция установки на ноль малой секундной стрелки (такого в  хронографах еще не встречалось) и  система эластичных молоточков. Давайте вместе полюбуемся на многогранное великолепие этой новой драгоценности в  мире часов. 

Молниеносное развитие «Les chronographes, elles sonts les betes», – говорит часовой маэстро Ф. П. Журн (F.P. Journe), что в  вольном переводе означает: «Хронографы – сущие звери». А  связываясь cо зверем, мастер, само собой, рискует быть прожеванным и  выплюнутым. Patek Philippe, скажем, бился над своим хронографом почти десять лет. И  когда сопрезидент Chopard и  основатель подразделения L.U.C Карл-Фридрих Шойфеле (Karl Friedrich Scheufele) 15 апреля 2005 г. объявлял своим сотрудникам, что пришла пора им заняться разработкой собственного хронографа, в  его словах была немалая доля безрассудной храбрости. Это сообщение за кодовым названием GT3 (в честь одной из любимых «Порше» Шойфеле) положило начало кипучей деятельности на фабрике во Флерье. А  все потому, что просто дееспособного механизма Шойфеле было мало: он хотел удивить часовой мир и добился-таки своего. Для мощного часового двигателя нашлось и  достойное вместилище  – новый Chrono One, впервые продемонстрированный в  сентябре 2006 г . на праздновании десятилетия L.U.C. 

Новый механизм и  запатентованная система завода При первом взгляде на калибр L.U.C 10CF, механизм Chrono One, заметно, что в  отличие от остальных механизмов L.U.C, за автоподзавод здесь отвечает не мини-ротор, а  полноразмерный инерционный сектор. «Хотя ротор донельзя элегантен, возможности у  него невелики,  – говорит Шойфеле.  – А  от этого механизма мы хотели добиться максимальной надежности и  установили инерционный сектор с  креплением в  центре, потому что при такой схеме завод эффективнее». Даниель Болоньези (Daniel Bolognesi), один из технических специалистов, отвечавших за Chrono One, добавляет: «Ротор центрального расположения и  заводит часы быстрее, и  обеспечивает полный завод даже при не очень интенсивной носке». 

Если изучить строение нового механизма, то становится понятно, что разработчики держали в  уме, в первую очередь, стабильность хода. Балансовое колесо  – этот чуткий инструмент, регулирующий ход всех часов,  – установлено под массивным мостом, закрепленном с обоих концов. Кроме того, частота колебаний баланса здесь регулируется не настройкой действующей длины спирали, а  гораздо более надежным способом – при помощи четырех инерционных эксцентриков. Изменяя положение этих эксцентриков, можно регулировать момент инерции балансового колеса. При этом грузы утоплены в  обод, чтобы снизить сопротивление воздуха при колебаниях баланса. Такое устройство баланса получило название «Варинье» (Varinier  – от «variable inertia» («переменная инерция») и  было впервые применено Chopard в  турбийоне L.U.C Quattro. Стабильность баланса «Варинье» подтверждается уже тем, что L.U.C Quattro стал одним из всего лишь четырех турбийонов, получивших статус хронографа по стандартам Официального швейцарского института по испытанию хронометров (COSC).

Энергия от ротора к одинарному заводному барабану передается при помощи системы планетарных передач, устроенных таким образом, чтобы передающие энергию колеса вращались только в  одну сторону вне зависимости от направления, в  котором крутится ротор. Это достигается особым профилем зубьев, который позволяет шестерням поворачиваться вперед, но блокирует движение назад. В  часах применены две маленькие планетарные системы: одна задействована, когда ротор вращается по часовой стрелке, а  другая – когда против часовой. Таким образом, отпадает необходимость в  беспокойном «реверсе», который часто встречается в механизмах с  двусторонним автоматическим заводом, а  следовательно, нет и  сопровождающих его работу щелчков. Кроме того, вращающийся сектор установлен на керамическом шарикоподшипнике, который требует смазки.

Новый базовый калибр Как выясняется, L.U.C 10CF может в  дальнейшем сослужить Chopard отличную службу. «Нам этот калибр важен по трем причинам,  – говорит Шойфеле.  – Во-первых, мы предусмотрели возможность убрать механизм автоматического завода и  переделать 10CF в  элегантный хронограф с  ручным заводом. Во-вторых, архитектура калибра позволяет легко добавлять в  него новые усложнения, такие как вечный календарь. Но самое главное  – его можно использовать как базовый калибр для любых часов, не обязательно хронографов. А  значит, у  нас появляется отличная «рабочая лошадка»  – надежный автоматический базовый механизм, подходящий для множества наших моделей».

Когда в  прошлом году Revolution встречался с  Карлом Шойфеле, главой семьи, владеющей Chopard, он сказал: «Из всех решений, что за свою жизнь принимал мой сын, самое лучшее  – это создать L.U.C… Настанет день, когда во всех наших часах для мужчин будут стоять только наши собственные механизмы». Мы спросили его, станет ли таким универсальным механизмом базовый калибр, лежащий в  основе Chrono One. «Возможно,  – ответил Шойфеле,  – но если говорить про Mille Miglia и  другие доступные модели, то нас пока вполне устраивают механизмы, которые мы закупаем. А  что будет потом, кто знает».

Вертикальное зацепление  Создатели Chrono One остановились на вертикальной системе зацепления по нескольким очевидным причинам. В  хронографах с  горизонтальным зацеплением колесо, вращающее большую секундную стрелку, лежит в  одной плоскости с  промежуточным колесом, через которое ему передается энергия. По периметру колес вырезаны зубцы, благодаря которым колеса зацепляются друг с другом. Но зацепление не всегда проходит гладко, отчего стрелка дергается либо вперед, либо назад. Это и  некрасиво, и  может повлиять на точность измерения. Зато при вертикальном зацеплении секундная стрелка запускается и  останавливается с  невозмутимостью джентльмена, потягивающего коньяк двадцатилетней выдержки  – иными словами, плавно до вкрадчивости. 

Этот эффект достигается благодаря тому, что колесо секундной стрелки и  промежуточное колесо находятся в  постоянном зацеплении. Чуть выше промежуточного колеса находится вращающаяся муфта сцепления, которая имеет непосредственный привод от секундного колеса. С  запуском хронографа два рычага, на которых лежит муфта, раздвигаются в  стороны, муфта опускается и  сцепляется с  промежуточным колесом, которое, в  свою очередь, начинает вращать колесо секундной стрелки. Когда хронограф останавливается, рычаги сдвигаются, поднимают муфту и сцепление разрывается. Эта система в  миниатюре воспроизводит сухое сцепление мотоциклов Ducati.

Стоит отметить, что в  хронографах Jaeger-LeCoultre и  Frederic Piguet колесо секундной стрелки и  муфта сцепления расположены соосно, тогда как в  механизме Chrono One сцепление смещено в сторону. Дени Флажолле (Denis Flageollet) из DeBethune применил подобную систему со смещенным сцеплением в  хронографе Maxi-Chrono с  ручным заводом.

В  отличие от хронографов Jaeger-LeCoultre или Patek Philippe, Chrono One имеет дополнительный циферблат со стрелкой текущих секунд, и  это важная деталь. Да, хронографы с  вертикальным зацеплением выигрывают в  мягкости пуска и  остановки. Да, их цельная колесная система не разбита на основной и  дополнительный механизмы, а  значит такой хронограф может работать продолжительное время не снижая частоты колебаний баланса (точности хода). Но если в  механизм с вертикальным зацеплением добавить малую секундную стрелку, для нее придется создавать отдельный механизм привода, из-за которого стрелка при перемещениях муфты сцепления может прыгать. Именно по этой причине в  новом хронографе Patek Philippe вообще нет малого секундного циферблата. Но в  Chrono One такой циферблат есть, и  работает он, со всех точек зрения, превосходно. 

Малый секундный циферблат разместили на отметке «6 часов». Отсюда следует, что механизм вертикального зацепления отделен от спускового колеса дополнительным колесом. Однако это расстояние не такое уж большое и  не влияет на точность хода. Как говорит Болоньези: «Наш хронограф практически не требует крутящего момента». Зато хронограф с горизонтальным зацеплением поистине паразитирует на основном механизме, отбирая у  него массу крутящего момента, который тратится на то, чтобы вращать многочисленные колеса хронографа и  преодолевать трение. 

Обнуление малого секундного счетчика Каждый механизм производства Chopard L.U.C проходит сертификацию Официального швейцарского института по испытанию хронометров (COSC)  – авторитетной организации, подтверждающей хронометрическую точность хода (единственным исключением стал механизм, установленный в  сверхтонких часах Pinstripe, где не было секундной стрелки, и  который, следовательно, не мог участвовать в  испытаниях). Когда родился проект Chrono One, Шойфеле решил, что такая совершенная чудо-машина уж точно должна иметь сертификат. 

Вообще, в  механизме этих часов предусмотрен прямой привод секундной стрелки. Но специально для модели Chrono One Шойфеле решил разработать систему обнуления малого секундного циферблата. Благодаря тому что малая секундная стрелка выставляется на «ноль», время на часах можно устанавливать с  предельной точностью. Первыми современными наручными часами с  такой функцией стала модель Langematik фирмы A. Lange & Söhne, позже появился Калибр 100 производства Glashütte Original и  Panerai P2002. В механизме 10CF обнуление происходит так: при вытягивании заводной головки балансовое колесо блокируется, а  при нажатии на кнопку сброса счётчиков хронографа секундная стрелка выставляется на «ноль». Затем головку утапливают на место, и  часы моментально запускаются снова. 

Эластичные молоточки А  знаете, каким образом стрелки и  счетчики хронографа выставляются на «ноль», когда нажата кнопка сброса? Каждая стрелка закреплена на оси, к  обратной стороне которого привернут сердцевидный кулачок (сердечко). При нажатии на кнопку сброса специальные молоточки изо всех сил бьют по сердечкам. Благодаря своей форме те проворачиваются, прижимаясь к  поверхности молоточков своей плоской, наименее выступающей стороной. При этом соответствующие стрелки возвращаются в  нулевое положение. 

Но у  этой системы есть недостатки. «Обычно часовая, минутная и  большая секундная стрелки хронографа выставляются на «ноль» при помощи одного механизма с  тремя молоточками,  – объясняет Даниель Болоньези.  – Эти молоточки одновременно ударяют по трем сердечкам трех счетчиков. Из-за тяжелых ударов оси со временем изнашиваются. Кроме того, сердечки проворачиваются так резко, что стрелки могут завибрировать или сломаться». В механизме Chrono One единый молоточковый механизм уступил место трем независимым эластичным молоточкам. Они сделаны из стали, и  их эластичность сопоставима с упругостью подпружиненного штифта, крепящего браслет в ушках. Благодаря этой эластичности молоточки гасят часть энергии отдачи, смягчая удар по осям и  позволяя стрелкам вернуться в исходное положение без видимых вибраций.

Динамичный дизайн В  дизайне хронографа воплотилась теперь уже фирменная черта Chopard  – слияние классики и модерна, прихотливой чувственности, запечатленной в  соблазнительных очертаниях выпуклых цифр, и  характерной для всех часов L.U.C железной невозмутимости, которую подчеркивает приборная доска дополнительных циферблатов. Хотите знать мое мнение? У  меня уже есть L.U.C Tech Regulator, а  о  великолепном турбийоне L.U.C Steel Wings я  пока только мечтаю, но Chrono One стал еще одной яркой точкой на моем радаре желанных приобретений. «И  это только начало,  – говорит Шойфеле.  – Над дизайном Chrono One мы еще поработаем». И  мой совет всем фанатам сверхпродвинутых часов  – к  этой работе стоит присмотреться повнимательнее.

Добавить комментарий

Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑