Царев тезка

В модели Shabaka специалисты Jean Dunand объединили минутный репетир с кафедральный боем и вечный календарь с  мгновенным переходом. Опубликовано в журнале Revolution №2 летом 2007 года.

Компания «Жан Дюнан» (Jean Dunand) основали Тьерри Улеве (Thierry Oulevay), участвовавший в  возрождении фирмы «Бове» (Bovet), и  Кристоф Кларе (Christophe Claret), гениальный конструктор, который специализируется на изготовлении сверхсложных часов для ведущих часовых марок. «Жан Дюнан» во весь голос заявил о  себе, показав ошеломленной публике «Орбитальный турбийон» (Tourbillon Orbital) – первый в мире турбийон, который не просто вращается вокруг своей оси, но и  раз в  час описывает полный круг по циферблату. И,  что бы там ни говорили, позже на рынке появилась как минимум одна модель, в  которой влияние новаторского «Орбитального турбийона» ощущается безошибочно. Но благодаря своему выдающемуся достижению «Жан Дюнан» завоевал прочную славу первопроходца в  высшем часовом сегменте. Очередной вехой в истории марки стали часы «Шабака» (Shabaka), в  которых при всей их роскошной отделке заметен такой неудержимый авангардизм, что при взгляде на них рот и  вправду открывается от изумления. 

«Шабака», названные в честь покорившего Египет эфиопского царя, оснащены мгновенным вечным календарем, где число, месяц и  день недели показывает хитроумная система роликов, благодаря которым часы переходят в  разряд скульптур-мобилей и  предметов трехмерного кинетического искусства. На циферблате также указаны фазы Луны и  цикл високосного года. Если взглянуть на многогранный, проникнутый мотивами древнеегипетской архитектуры корпус сбоку, то в  глаза бросится массивный ползунок, управляющий работой репетира с  кафедральными гонгами. В  репетире такого типа оба гонга опоясывают механизм дважды (в  отличие от традиционных конструкций, где гонги делают только по одному витку), благодаря чему звук получается богаче и  ниже. Кафедральный бой против обычного  – это как Паваротти против Марии Каллас. Кафедральные гонги славятся тем, что их страшно трудно установить: места мало, а  при том они не должны соприкасаться или влиять на звуковую динамику друг друга. В  наши дни выпускать репетиры с  кафедральным боем удавалось почти что только «Патек Филиппу» (Patek Philippe) и  Кристофу Кларе. 

В прямолинейности форм «Шабаки» чувствуется слияние современных европейских тенденций и  искусства Древнего Египта и  Японии; что-то похожее запечатлел архитектор Франк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright) в  конструкции дома Сторера. Этот изощренный прибор времени кажется одновременно пришельцем из древнего прошлого и  из будущего. Вот как Тьерри Улеве описывает рождение «Шабаки»: «Время от времени Кристоф приходит ко мне и  приносит какой-нибудь сумасшедший проект очередного чуда техники. Бывает, что проект оказывается уж очень сумасшедшим, но, когда я  увидел механизм «Шабаки», я  сразу решил: для «Жана Дюнана»  – это то, что надо. В  нем дерзкий авангардизм отлично уравновешен традициями. С  одной стороны, мне нравится вечный календарь на цилиндрах, с  другой, репетир с кафедральным боем  – ярчайшее проявление классики жанра. В  «Шабаке» часовое мастерство органично совместилось с архитектурой и искусством. Обратите внимание на повторяющиеся в  оформлении пирамидки  – это отсылка к  египетской теме, которая доминировала в  ар деко в  20‑30‑х гг. прошлого века».

Создателям прототипа «Шабаки» пришлось изрядно попотеть. С  технической точки зрения, труднее всего было сделать вечный календарь с  функцией моментального перехода. В  большинстве вечных календарей переход к  следующему значению происходит не сразу, а  постепенно, особенно в  конце 30‑дневных месяцев, когда переключение с  30‑го числа на 1‑е число следующего месяца идет через 31‑е и  занимает несколько часов. Если посмотреть на часы во время такого перехода, то чувствуешь себя в каком-то временном провале, где счет дням потерян. Что касается мгновенных календарей, то там вся информация, даже в  ночь на новый год, меняется за доли секунды точно в  полночь. Благодаря этому часы неизменно показывают правильную дату. Однако реализовать такую функцию, даже в  календаре с  традиционными дисками и  стрелками,  – задача не из легких, потому что механизм мгновенного перехода очень сложен и  съедает массу энергии. А  теперь представьте, что нужно сделать вечный календарь, который одновременно прокручивает четыре здоровенных цилиндра (четыре, потому что для отображения числа выделено два отдельных цилиндра). Как Кларе вышел из положения? Присмотритесь к  модулю вечного календаря и  обратите внимание на массивный кулачок с  улиткообразным профилем и  пружину  – они и  обеспечивают переход. Вдобавок ролики календаря необходимо было установить так, чтобы они не помешали работе чувствительной колесной системы репетира, расположенной под ними. Кларе блестяще справился с  задачей, переместив колеса в  нижний сектор корпуса, что позволило плотнее соединить модуль вечного календаря с  интегрированным механизмом репетира. 

Чем «Шабака» отличается от других часов? Послушаем Улеве. «Я  обожаю вечные календари,  – говорит он,  – но терпеть не могу, когда маленькую, утопленную в  корпус коррекционную кнопочку приходится нажимать каким-то подручным инструментом. Я  хотел, чтобы кнопки занимали на корпусе свое законное место. Поэтому у  нас календарем управляют две кнопки по типу хронографных». Одна из них отвечает за месяц, другая  – за число и день недели. Утоплена в  корпус только кнопка коррекции для указателя фаз Луны. Но у  полноценных коррекционных кнопок есть одно неприятное свойство. «Мы поняли,  – говорит Улеве,  – что такую кнопку можно нажать случайно и  сбить дату. Этот вопрос мы обсудили с  изготовителем корпуса и  пришли к  мысли добавить запорный механизм, который виден на тыльной стороне корпуса, прямо под кнопками».

Осмотрев запорные ползунки, не забудьте полюбоваться через заднюю крышку стильным черным механизмом. Если с  платины, украшенной роскошными кольцевыми волнами, вы переведете взгляд на заводной барабан, то обнаружите, может быть, самый гениальный в  своей простоте индикатор запаса хода в мире. Сквозь прорези в  торце барабана видно, как разматывается ходовая пружина, Поверх барабана идет шкала с  делениями, вроде тех, которые показывают уровень воды, и  чем меньше запас хода, тем ближе внешний виток пружины подбирается к  скромному значку «минуса».

Добавить комментарий

Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑