Искусство – в массы!

Jaeger-LeCoultre выпустила турбийон хронометрической точности по необыкновенно доступной цене

Этот материал – начало большой серии публикаций, основанных на архивах русской редакции журнала, так называемый Проект R.07. Вытаскивая еженедельно на свет божий наши экзерсисы во славу точной механики более чем десятилетней давности, мы ставим себе цель проследить, как менялась и где не менялась часовая индустрия, какими были пристрастия ценителей, какие были тенденции и как они обслуживались производителями механических часов. Где будет уместно, мы станем добавлять комментарии и обращать ваше внимание на особенно интересные или значимые для текущего момента факты. Давайте иногда смеяться над тем, как мы слагали гимны тем, кто казался глашатаями нового мира, и удивляться прозорливости и мудрости тех, кто действительно служил и продолжает служить высокому часовому искусству.

«Дует ветер  – ставь паруса!»  – говорит исполнительный директор Jaeger-LeCoultre Жером Лабмер (Jérôme Lambert, c 2018 – исполнительный директор Richemont Group. Здесь и далее курсивом примечания редакции, 2019 год). За то время, что Ламбер стоит у  штурвала, компания значительно опередила конкурентов по часовому цеху. Целый залп новых удивительных часов обрушился на рынок. За последние несколько лет Jaeger-LeCoultre выпустила ряд замечательных  новаторских часов: Gyrotourbillon, часы с  двуосным турбийоном, Master Minute Repeater, самый громкий в  мире репетир, AMVOX2, первый механический хронограф с  системой запуска нажатием на стекло и  совершенно невероятный Reverso Grande Complication à Triptique. Продолжают этот ряд, но уже в  совсем ином ключе, часы Master Tourbillon – это первые в  мире наручные часы хронометрической точности с  турбийоном  – по очень доступной цене!

 
Master Régulateur à Tourbillon, платина, диаметр 41,5 мм, автоматический Калибр 978B. Лимитированная серия из 300 экземпляров. 

СВЕРХТОЧНЫЙ МЕХАНИЗМ Для непосвященных заметим, что Master Tourbillon на первый взгляд ничем не выделяется: казалось бы, красивые часы с  автоподзаводом, турбийоном, индикатором даты и  двумя индикаторами часовых поясов. При этом Jaeger-LeCoultre и  конструктор механизма Рашель Торрезани (Rachel Torresani) ставили перед собой цель создать самые точные и  надежные часы в  мире, с  высококлассным турбийоном. С  тех пор как в  начале 2004 г. появился механизм с  автоподзаводом «Автотрактор» (Autotractor), Jaeger-LeCoultre полностью заменила весь свой модельный ряд и  изготавливает часы гораздо более высокой точности, надежности и  долговечности и  более простые в  обслуживании. Все эти качества были заложены в  Master Tourbillon. Как и  прочие в серии «Мастер», они выдерживают знаменитое 1000‑часовое испытание Jaeger-LeCoultre, в  течение которого прототип проверяют на водостойкость под давлением до 5  атмосфер, жестоко бьют кувалдой для проверки ударопрочности, в  общем, смотрят, годятся ли они для ежедневного ношения.

Калибр 978, фрагмент.

Создатели устояли перед соблазном сделать турбийон с  небольшим балансом, низкой частотой вращения и  большим запасом хода, и  баланс умышленно сделали большим. Специалисты, как технический директор Audemars Piguet Renaud and Papi Джулио Папи (Giulio Papi), считают, что большой баланс турбийона имеет большую инерцию и,  следовательно, дает более высокую точность. Вместе с тем, объясняет независимый конструктор Франсуа Поль Журн (François-Paul Journe), в  большинстве моделей турбийонов установить большой баланс практически невозможно. В  турбийоне Master Tourbillon это удалось: именно такую цель преследовали разработчики. Частота колебаний больших балансов обычно мала, но в Master Tourbillon он колеблется с  высокой частотой 28 800 колебаний в  час; для большей точности в  часы устанавливают брегетированную спираль. Верхний предел инерции крупного баланса переменной инерции составляет 11,5 мг⁄см2; баланс утяжелен 14‑ю золотыми винтами, четыре из них используются для регулировки. Такая система позволяет сократить время регулировки и  восстановления точности в гипотетическом случае отклонения до нескольких минут.

Турбийон, собственной персоной.

По словам директора по маркетингу Стефана Бельмона (Stephane Belmont, нынче – Директор по наследию и раритетам), принимавшего активное участие в  разработке этого революционного хронометра, первоначальная архитектура основывалась на принципе постоянной силы. Оказалось, однако, что механизм на таком принципе чрезмерно сложен и,  как следствие, ненадежен. Кроме того, все механизмы постоянной силы неэкономичны, особенно когда в  механизме предполагается турбийон с  большим балансом и  частотой баланса в 4 Гц. Экономичность входила в  обязательные условия построения механизма новых часов, и  от принципа постоянной силы было решено отказаться  – до тех пор, пока для его эффективной реализации не будет найден подходящий вариант.

В  конце концов, было найдено необыкновенно простое и логичное решение, пусть и  непривычное для Jaeger-LeCoultre. Нашелся поставщик готовых заводных пружин оптимальной формы и  толщины. Лабораторные исследования пружины, проведенные специалистами Jaeger-LeCoultre, показали: в  первый и во второй 24‑часовой период (это в общей сложности дает запас хода в  48 часов) крутящий момент пружины остается практически неизменным, что довольно неплохо, учитывая всю простоту решения.

Калибр 978 во всей своей красе.

Впервые титановую каретку турбийона установили еще в  часы Jaeger-LeCoultre Gyrotourbillon. «Наш опыт по созданию модели Gyrotourbillon помог нам при разработке «Мастер Турбийона», – отмечал Жером Ламбер. Каретка турбийона из титанового сплава марки Grade 5 весит всего лишь 0,28 г.; помимо этого, было решено использовать прямой и  компактный анкер, какой ставят в  часы калибра 101 (самый малоразмерный механизм, выпускаемый серийно). Анкер еще уменьшили, чтобы он поместился в  каретку нового турбийона. В  результате механизм получился очень экономичным. Jaeger-LeCoultre всегда стремились к  максимальной оптимальности расходования энергии завода, поэтому все оси тщательно полируются, чтобы трение были как можно меньше. Больше того, каждый зуб анкерного колеса также тщательнейшим образом полируют. Готовый турбийон тщательно уравновешивают и проверяют: центр тяжести должен приходиться в  точности на ось баланса.

Шкала патентованного индикатора даты с  центральной стрелкой расположена на самом краю циферблата. Апертуру турбийона стрелка проскакивает в  полночь с  15‑го на 16‑ое каждого месяца, чтобы не заслонять сам турбийон. Этот особый механизм разработан и  запатентован Рашель Торрезани, у  основного колеса этого механизма 40 зубов вместо 31-го, как у большинства современных механизмов индикации даты. Смена числа занимает от двух до трех часов  – стоит встать среди ночи и  понаблюдать за этим любопытным процессом. Что уж совсем неожиданно: число можно выставлять, перемещая стрелку заводной головкой как в  прямом, так и  в  обратном порядке.

Рашель Торрезани

Красивый механизм «Мастер Турбийона» полностью виден сквозь сапфировое стекло на оборотной стороне корпуса. Все детали проходят тонкую ручную обработку и полировку; мосты и  платины украшены узором «женевские волны». Общее впечатление утонченной красоты и  высокого качества дополняет ротор механизма автоподзавода из 22‑каратного розового золота.

ДЕКЛАРАЦИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ Что же, помимо качества и функциональности, вызвало такую шумиху вокруг модели «Мастер Турбийон»? Видимо, дело в том, что в  отличие от большинства дорогих турбийонов, этот разработан и  производится исключительно силами самой компании. Список производителей, поставляющих готовые механизмы, весьма пространен: здесь и  Christophe Claret, и  Swiss Time Technology (STT, приобретена в 2006 году Паскалем Раффи, владельцем бренда Bovet, вскоре после этого фабрика прекратила поставки механизмам сторонним клиентам) и  La Joux-Perret (в 2012 году мануфактура была куплена группой Citizen). Стефан Бельмон заявляет от лица создателей и производителей «Мастер Турбийона»: «Если вы готовы заплатить 120‑250 тысяч долларов за часы, то ищите не просто турбийон, а  что-то большее. Ищите оригинальный турбийон, сконструированный и  произведенный одной и той же компанией». Пожалуй, отдельным компаниям стоит прислушаться к  этим словам, прежде чем делать очередной корпус, усеянный драгоценными  – и не очень  – камнями, и  заказывать для него очередной турбийон.

Часы Master Tourbillon от Jaeger-LeCoultre планируется продавать по цене 47500 американских долларов за экземпляр в  корпусе розового золота и  65000 долларов за экземпляр в платиновом корпусе, последних будет выпущено только 300. Такие цены нанесут оглушительный удар по фирмам, которые только и  делают, что вставляют турбийоны в  причудливые корпуса и предлагают их в  качестве «абсолютных символов роскоши в  современном понимании».

«Вся суть часов Master Tourbillon не в  цене, а  в  том, что это часы точные и  надежные. Мы установили на наши часы цену, которую многие сочтут привлекательной, и  это потому, что с  нашими клиентами мы стремимся быть честными»,  – заметил Жером Ламбер.

В  ответ на вопрос, не желает ли этой ценой Jaeger-LeCoultre показать свою независимость и  самодостаточность, Ламбер усмехнулся: «Да, желает. Тот, кто зависит от внешних поставщиков, не сможет предложить ничего подобного за такую же цену». Сравнительно невысокая цена этой модели приведет конкурентов в  ужас: ведь это самая настоящая декларация независимости Jaeger-LeCoultre. Один скептик, пожелавший остаться неизвестным, не смог скрыть растерянности: «Так трудно выйти на лидирующие позиции в  этом сегменте рынка! Просто не могу понять, какой смысл снижать цены?!» На вопрос о  том, намерена ли Jaeger-LeCoultre наполнить рынок дешевыми турбийонами, Стефан Бельмон ответил, что изготовление этих механизмов процесс медленный, и  что хотя часов в  корпусах из розового золота и  стали может быть сколь угодно много, быстро и большими сериями выпускать их фирма просто не в состоянии. В  2006  г. Jaeger-LeCoultre получила заказов на часы Master Tourbillon в  четыре раза больше, чем может произвести за год, поэтому едва ли стоит ожидать наводнения рынка этими турбийонами.

Хотелось бы еще заметить для ценителей, что из-за непрерывного роста цен на механические часы со сложными функциями, который наблюдается в  течение вот уже нескольких лет, платиновые Master Tourbillon этого года будут стоить не дешевле аналогичных часов 2003 г. Не доказывает ли это, что вовсе не Jaeger-LeCoultre снижает цены, а  другие фирмы неоправданно их завышают? Ясно одно: многие коллекционеры смогут теперь осуществить мечту и  купить высококлассные часы с  фирменным механизмом. Что ж, пусть вам повезет, и  вы станете счастливым обладателем. Опубликовано в журнале Revolution №1 весной 2007 года. Наш свежий комментарий читайте в материале Jaeger-LeCoultre Master Tourbillon: Update-2019.

Добавить комментарий

Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑