Когда мы встречались в прошлом году, вы сказали, что часы Hermès не находят отклика у россиян, возможно, не отвечают вкусам, причем как мужчин, так и женщин. С прошлого года что-то изменилось? Нет, совсем не изменилось.

Грустно, но предсказуемо, к сожалению… Давайте поговорим про Салон, SIHH…

В прошлом году марка впервые выставлялась здесь, и несмотря на большие расходы, мы считаем участие в Салоне важным. Для нас это на 90% площадка для общения с прессой, и на 10% коммерческая. С коммерческой точки  зрения мы прекрасно обошлись бы без выставок, на самом деле они не особенно нам нужны. Конечно, мы рады общению, рады раз в год встретиться со всеми в одном месте, и замечательно, что со следующего года Женева и Базель согласовали график, теперь и нам, и покупателям, и прессе должно стать удобнее. Наверное, кто то может посчитать, что все коммуникации можно вести через Интернет, но для нас важно встречаться с клиентами и друзьями не только в бутиках, и возможности личных встреч очень радуют нас. А что касается затрат, да, это дорого, но наша сфера деятельности такова, что нужно бороться, быть на виду, внедрять инновации, и эта площадка все еще полезна. Если каждый бренд будет развиваться в одиночестве, скоро он станет обезличенным, и тогда придется гораздо сложнее.

Могу предположить, что часовое направление бренда не самое прибыльное по сравнению с другими направлениями бизнеса Hermès? Это не самое прибыльное направление, но прибыльное. В плане выручки это менее 3%, в грубом приближении. В плане прибыли не скажу, но в любом случае… это, скажем так, вносит  значительный вклад в общее дело Hermès, но для масштабов Hermès наше направления все еще очень небольшое.

А зачем тогда входить в этот сложный мир часового дела? Если на самом деле он не привносит значимого вклада? Какой смысл? Потому что мы убеждены, что имеется пространство для роста в области женских часов, механических и др., в смысле инноваций, эстетики, обольщения, и конечно,  мы стремимся использовать это пространство для роста на огромном рынке, где наше присутствие еще совсем небольшое, и мы можем бы расширить его, если будем достаточно креативные и сфокусированные. Пока мы больше изучаем этот сегмент, и у нас есть мечта и планы однажды выйти и на рынок мужских часов.

Hermès ведь не представляет собой чисто женский бренд, как например Chanel, Hermès всегда был брендом для мужчин и для женщин одновременно. Как мы иногда говорим, нашим первым клиентом была не женщина, и не мужчина, а лошадь.

Как ни посмотри, мы компания смешанного направления. Примерное распределение продукции Hermès –- это 70% женская и 30% мужская, так что у нас есть еще место для роста. Конечно, на это уйдет масса времени, сил, средств, но мы будем каждый год выпускать нечто значимое, что будет привлекать внимание и вызывать положительную реакцию – как представленные в этом году часы  Arceau L’Heure De La Lune. Не только поклонники нашей марки, но и ценители часов вообще начинают постепенно обращать внимание на наш бренд не как на модный дом, но как на бренд, который шаг за шагом заявляет о себе и в часовом сегменте. Сегодня утром мне сообщили, что увидев публикации про эти часы в прессе, несколько человек пришли в магазин в Нью-Йорке, чтобы оставить депозит – хотя мы такого не практикуем.

Часы Arceau L’Heure De La Lune, варианты с циферблатом из метеорита и авантюрина.

Вы ежегодно выпускаете часы небольшими сериями, они очень красивы и интересны, они создают ажиотаж в СМИ и у покупателей вроде тех, кого вы только что упомянули. Но со стороны кажется, что ваше продвижение – очень медленное, если сравнить с напором и агрессией, с которым постигают часовое дело другие изначально «модные» дома. Эта медлительность у вас от уверенности? Нет, мы не еще не так в себе уверены. Я рад, что у нас наблюдается рост, но меня расстраивают результаты наших продаж  с учетом хорошего потенциала, и я думаю, настанет день, когда магазины Hermès будут так же уверенно продавать часы, как и товары других категорий. Тот день, когда мы уладим все сложности, с которыми мы столкнулись при реализации часов, включая управленческие, постпродажное обслуживание, гарантийный ремонт – это оказалось сложнее, чем наладить сам процесс продажи часов. Тот день, когда весь цикл будет гладким и приятным, тогда у нас будут и другие объемы. Но даже сейчас я рад росту, меня расстраивает только, что он не такой быстрый. Такая вот ситуация, но повторюсь, я уверен, что у нас огромный потенциал. Женева, январь 2019 г. Беседовал Д.П.