Жизнь удалась

В конце ноября прошлого года марка Richard Mille вернулась в Россию с новым партнером, и по стечению обстоятельств новый фирменный бутик находится в Москве по тому же адресу, где много лет назад другой дистрибьютор реализовывал доказательства того, что жизнь удалась. Как прежде, так и сегодня, владельцы часов Richard Mille – это частный клуб с входным билетом огромной стоимости. По-разному можно относится к тому, что Ришар Милль (это реальный и ныне живущий человек, не выдумка – как оказалось, для некоторых «коллег» это новость) делает, как и к кажущейся чрезмерно высокой стоимости его произведений. Бесспорно одно – будущим историкам часового дела придется выделить два периода: один до Ришара Милля, другой – после.

Приветствуя возвращение марки в Россию, мы решили опубликовать здесь посвященные марке архивные материалы журнала Revolution – и тем самым помочь вам составить собственное, обоснованное мнение.

Опубликовано в журнале Revolution №3 осенью 2007 года.Бывают такие моменты, когда прошлое отступает и рождается будущее. Они делят мир на «до» и «после». Такие моменты называются переломными, и возврата к прошлому после них уже нет. В один из таких моментов Марлон Брандо, как хищный зверь, выступил на сцену и привел зрителей в трепет своим животным, нутряным исполнением роли Стенли Ковальски в «Трамвае “Желание”» Теннеси Уильямса. До него признаками актерского ремесла считались слащавость и жеманство, а обычными актерскими приемами – двусмысленности и долгие взгляды. Но в день премьеры Брандо сумел так раскрыть глубины своего бессознательного, свой архетипический ид, что зрители потонули в сильнейших, беспримесных чувствах. Перелом случился и тогда, когда Майлз Дэвис взбунтовался против «бибопа» и выпуском альбома Birth of the Cool провозгласил эру «кул-джаза». Переломным был 1874 год, когда состоялась первая выставка импрессионистов и Камиль Писсарро своим новым стилем живописи смел все старые правила и положил начало направлению искусства, ставящему во главу угла не саму реальность, а то, как ее видит художник. Переломным стал и 2001 год, когда мир потрясли часовые шедевры Ришара Милля (Richard Mille), когда он бросил вызов истории часового дела, отверг эстетику прошлого и распахнул двери будущего. Так Милль создал часы, ставшие самым значительным явлением современной часовой культуры. Генеральный директор компании «Одемар Пиге Рено э Папи» (Audemars Piguet Renaud & Papi) Фабрис Дешанель (Fabrice Deschanel) утверждает: «Ришар Милль – человек, который символизирует перелом в часовом деле. Поэтому его часы – уже не просто часы, а легенда, произведения искусства».

Будущим историкам часового дела придется выделить два периода: один до Ришара Милля, другой – после. «Я не мог понять, почему, несмотря на технологии XXI в., все вокруг делали часы XIX в., – говорит Милль. – Конечно, многие из них великолепны, и я отношусь к ним с уважением. Но, по-моему, если уж мы используем современные материалы и технологии, то и часы должны делать современные». И он поднял промышленные технологии штамповки и обработку на станках с ЧПУ до уровня нового вида искусства. Так, фирменный эргономичный корпус его часов формы «бочонок» изготавливается при помощи 28 операций штамповки. Но Милль уточняет: «Вместе с тем я не отказываюсь от прошлого. На мои часы затрачивается больше ручной работы, чем на большинство современных моделей самого высокого класса. Это заметно по ручной обработке на фасках винтов, по черной полировке турбийонов, и даже по виду стрелок, которые у меня тоже обработаны вручную. И в то же время мы используем самые современные технологии. Точно так создают и автомобили «Формулы-1». Современный двигатель конструируют при помощи программ автоматизированного проектирования, но некоторые детали полируют вручную. Я беру лучшее как из будущего, так и из прошлого, лишь бы добиться нужного результата».

ФИЛОСОФИЯ МАКСИМАЛИЗМА Кто-то побоится начать с чистого листа, а Миллю это только добавляет сил и развязывает руки. «У меня не было громкого имени с двухсотлетней историей, поэтому я знал, что создать себе имя смогу только плодами своих трудов», – рассказывает он. При этом Милль считает, что его страсть к созданию часов и стремление к высшему качеству проявились именно тогда, когда было нужно.«Рынок сверхдорогой роскоши изменился, – говорит Милль. – Еще двадцать лет назад положение компании на рынке определяла ее марка. Теперь это положение практически полностью зависит от качеств производимого продукта. Те, у кого есть деньги, покупают только лучшее, даже если марка неизвестна. Это развязало мне руки». В мире автомобилей на волне этих изменений появилась маленькая фирма Pagani Automobili, выпускающая сверхмалыми сериями прекрасные автомобили ручной сборки, заветную мечту многих гонщиков. Что же касается мира наручных часов, то здесь это новое понимание роскоши и неудержимое стремление к прогрессу выразил и воплотил Ришар Милль, в одночасье ставший в один ряд с лучшими представителями высокого часового искусства.

Если говорить об ощущениях, то при первом же взгляде на часы Милля, как и на гоночные машины «Ламборгини» или моторные яхты «Рива», пульс мгновенно зашкаливает. В их запредельных технических характеристиках и абсолютной роскошности есть что-то такое, что бьет прямо в сердце, отпускает все внутренние тормоза и подливает высокооктанового горючего в наше и без того пламенное желание завладеть ими. Но отчего так высока цена часов Милля? «В свое время, – рассказывает Милль, – я учил подчиненных разрабатывать продукцию с учетом ее назначения, места на рынке и конкуренции. Но теперь, оценивая свою работу над часами «Ришара Милля» с точки зрения руководителя, я нахожу, что меня следовало бы уволить. Ведь каждый раз, когда затраты можно было снизить, я, пытаясь повысить качество, наоборот, их увеличивал. Только так можно достичь совершенства. Я поклялся, что не стану выпускать продукт среднего уровня. Мой продукт – это мое дитя, я щедр к нему и на любви не экономлю».

Не экономит и тратит на опытно-конструкторские работы многие и многие миллионы долларов. Иначе не создать ни кнопочный переключатель передач, который позволяет одним нажатием выбрать функцию завода, перевода стрелок либо нейтральное положение, ни даже винты, процесс изготовления которых – это 20 различных операций.

ГЛУБИНА И СИЛА ТРЕТЬЕГО ИЗМЕРЕНИЯ В чем особенность новаторской эстетики часов Ришара Милля? До него часы, главным образом, были двухмерные. Конструкторы держались за плоские формы с религиозным благоговением картографов XIV в., и механизм обязательно отделяли от циферблата и корпуса. Ришар Милль первым отказался от обычных циферблатов и показал механизм внутри своих часов – так появилась его первая модель, RM 001. Он не просто снял покровы с микрокосмоса часов, но проектировал свои часы нарочно с тем, чтобы показать красоту трехмерной архитектуры часовой механики. «Точно так же бывает в спортивных автомобилях типа «Феррари», – говорит Джулио Папи (Giulio Papi), руководитель группы, выпускающей для Милля сверхсложные механизмы. – У них над двигателем есть окошко, ведь двигатель – сердце автомобиля, и необыкновенно красив. Двигатель замечательно сделан, окрашен и отполирован; проводка и трубки красиво уложены. Гений Ришара в том, что в его часах элементы конструкции стали частью произведения искусства. И в этом он был первым». Воплощать замысел создания трехмерного механизма Милль начал еще тогда, когда руководил часовым подразделением ювелирного дома Mauboussin. «Все началось с малого, – рассказывает Папи. – В 1995 г. он задумал основную платину из полудрагоценного камня. Получилось очень красиво, очень по-парижски, в духе высокого ювелирного искусства. Уже после, когда Ришар начал вырабатывать концепцию собственной марки, он сказал: «Я хочу сделать то же самое, только с точностью до наоборот: вместо ювелирного изделия я хочу изделие насквозь техническое». Его марка обретала форму довольно быстро и естественным путем. Ришар приносил чертежи и объяснял, что хочет часы очень изысканные, выполненные в духе традиций, но при этом выдержанные в эстетике современного индустриального дизайна и спортивного автомобилестроения. Пусть за Ришаром последовали многие, но поймите: когда он начинал, он был первопроходцем, революционером».

Милль – отец современного часового дела, а значит, даже сейчас, когда часовой мир охвачен (с его же подачи) модернистскими тенденциями, он все равно остается в своей области безраздельным властителем. Милль объединяет невиданную доселе эстетику с по-настоящему функциональными инновациями и только увеличивает и без того огромный отрыв от конкурентов. Так что мы не можем не вспомнить рекламный лозунг «Порше»: «Вне конкуренции!»Опубликовано в журнале Revolution №3 осенью 2007 года.

Добавить комментарий

Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑