Часовое дело нового тысячелетия

Титан, углеволокно и супер-жёсткий скелет часов Richard Mille

Если присмотреться, то отлично видно, что ребра на титановых платинах часов Милля восходят к ребрам жесткости мощных двигателей. Милль использует те элементы конструкции, которые действительно улучшают рабочие характеристики его часовых машин. Опубликовано в журнале Revolution №3 осенью 2007 года.

Базовая платина часов как рама спортивного автомобиля
Представьте себе раму спортивного автомобиля: она должна быть как можно жестче, чтобы, когда из двигателя вырывается громадная сила и по валу трансмиссии передается к задним колесам, распределение веса автомобиля не нарушалось и не ухудшалась управляемость. Если все же рама под этим мощнейшим напором изгибается или скручивается, то в лучшем случае потеряется эффективность рулевого управления, а в худшем – произойдет катастрофа. Cделать жесткую раму не составляет труда: нужно только сварить ее из двутавра, из которого строят городские мосты, и под нагрузкой у такой рамы деформаций не будет. А еще у вас выйдет машина, которая из-за огромного веса не сможет разогнаться быстрее десяти километров в час – если только вы, конечно, не снарядите ее блоком ракетных двигателей.

Попытки сконструировать супержест­кую, но сверхлегкую раму привели в 40-50-х годах прошлого века к созданию концепции Superleggera, и рамы стали делать из тонких хромомолибденовых трубок, закрытых магний-алюминиевыми панелями ручной ковки. На таких рамах решетчатой конструкции до сих пор строят мотоциклы «Дукати» – одни из самых легких и при этом лучших по управляемости мотоциклов в мире. Именно их рамы стали образцом для часов Ришара Милля на решетчатой рамке – турбийона RM 012.

RM 012, оборотная сторона, фрагмент.

Кстати, чтобы снизить вес и повысить жесткость, инженеры «Формулы-1» позже и вовсе отказались от рам и перешли на «моно­коки» – углеволоконные автомобильные конструкции, в которых необходимую жесткость обеспечивают элементы кузова. Почти те же принципы, по которым строят рамы гоночных автомобилей, верны, как оказалось, и для базовых платин наручных часов. Ришар Милль искал способ повысить характеристики часов с высококлассными усложнениями типа турбийонов и решил заимствовать технологии изготовления рам гоночных автомобилей. Он руководствовался простым соображением: если баланс считать сердцем часового механизма, то основная платина – это его скелет. Это объединяющий элемент, к которому крепятся все детали колесной системы. И потом, платине из-за механизма приходится выдерживать огромную нагрузку. Происходит это вот почему. Энергию для хода часов поставляет плотно свернутая заводная пружина, помещенная внутри барабана – детали в виде плоского цилиндра. По словам Джулио Папи, технического директора «Одемар Пиге Рено э Папи» и руководителя группы разработчиков высококлассных механизмов Ришара Милля, сила, которая передается по колесной системе к турбийону, необычайно велика. «Там идет огромный крутящий момент», – говорит он.

В механических часах совершенно необходимо, чтобы допуски и зазоры были минимальными, поэтому любое напряжение и связанная с ним деформация платины может привести к ошибкам в ходе или неисправности. Во всей швейцарской часовой индустрии до Ришара Милля платины изготовлялись из латуни или мельхиора, редко – из чистого золота. Все эти материалы мягкие и плотные, и не отличаются хорошим соотношением прочности к весу. 

Эра титана Ришару Миллю нужна была платина высокой прочности и жесткости при кручении – без нее создать настоящий формульный болид в часовом исполнении не получилось бы. И в сотрудничестве с инженерами «Одемар Пиге Рено э Папи» он первым сделал платину из титана. Титан широко используется в «Формуле-1» и мотогонках на Гран-при. Это очень легкий, необыкновенно прочный и стойкий к коррозии материал, идеальный для часовых платин. Между прочим, его легкость помогла повысить и ударопрочность часов: при падении или ударе легкий материал создает меньшую инерцию. Не ограничившись выбором материала, Милль сделал на поверхности своих титановых платин ребра жесткости. Ими усиливают моторные отсеки мощных автомобилей и несущие конструкции зданий, так что его базовые платины, и без того очень жесткие, стали еще жестче.

Часы RM 011.

Впервые титановые платины появились в модели RM 001 и ранних модификациях часов с турбийоном RM 002, RM 005 и RM 008. Их до сих пор ставят в часы с автоподзаводом RM 005 и RM 010, в базовый калибр нового хронографа RM 011 и женскую модель RM 007. С какими трудностями было сопряжено создание титановой платины? Эммануэль Вюй (Emmanuel Vuille) из компании Vaucher, где изготавливаются механизмы для RM 005, рассказывает: «Нам пришлось вложиться в разработку и изготовление нужных инструментов, без которых мы бы такие платины делать не смогли». Но трудность не только в изготовлении таких платин, а еще и в последующей работе с ними. «На платины наносится покрытие по методу осаждения из паровой фазы, – объясняет Вюй, – и нашим мастерам приходится работать особенно осторожно, чтобы не поцарапать их во время сборки. Малейшая царапинка – и придется выбросить всю платину, потому что ни Ришар, ни мы не согласимся даже на малейший брак».

Углеволокно Милль не успокоился и не почил на лаврах и в 2004 г. начал присматриваться к еще более необычному материалу. В итоге на четвертом году нового тысячелетия Ришар Милль представил миру первые платины из углеволокна. Они стояли в часах с турбийоном RM 006, созданных для гонщика «Формулы-1» Фелипе Маса.

RM 006.

Ударопрочность углеволоконных платин оказалась просто поразительной: во время одной гонки у болида Маса отлетело колесо, и часы с турбийоном с честью выдержали огромные перегрузки при резком торможении. Углеволокно широко используется в «Формуле-1» и даже в конструкции «гражданских» суперкаров типа Pagani Zonda и Enzo Ferrari, монококи которых целиком выполнены из этого высокотехнологичного материала. Из него же делают рамы велосипедов, на которых велогонщик Лэнс Армстронг не раз мчался к победе в знаменитой гонке Тур-де-Франс. Почему именно из углеволокна? Потому что у него фантастическое отношение прочности к весу. Углеволокно хрупко, но необычайно устойчиво к разрыву и деформации под нагрузкой.

Никто никогда не делал платины из углеволокна, но Милля это не отпугнуло, и в 2004 г. углеволоконные платины появились в часах его немногочисленной серии RM 006. «Углеволокно, – объясняет Милль, – необыкновенно жесткий и очень устойчивый материал. Модель RM 006 была экспериментальной, и я, по правде говоря, не был уверен в том, как она себя поведет. У нас были трудности со сверлением в платинах отверстий, и я опасался, что детали механизма не будут крепко на них держаться. Но все вышло как нельзя лучше». Милль утверждает, что у углеволокна есть и другие преимущества: платины мало того что имеют высокие прочностные характеристики, еще и устойчивы к резким перепадам температуры: «Когда, например, выходишь из помещения с кондиционером на солнцепек у бассейна (ситуация самая обычная), часы подвергаются резкому перепаду температуры. Металл при этом сильно расширяется или сужается. Для платины таких капризных часов, как, например, турбийон или сплит-хронограф, это вредно. А на углеволокно колебания температуры не действуют». Экспериментировать с углеволокном Милль начал еще будучи руководителем часового подразделения Mauboussin. «Мы изготовили несколько очень интересных часов в единственном экземпляре для брунейского принца Джефри, – рассказывает Милль. – В ту пору правящая семья Брунея очень интересовалась часами, сделанными с применением высоких технологий. Им нравится все легкое». В это же время в «Одемар Пиге Рено э Папи» Джулио Папи разрабатывал свою углеволоконную платину. «Первоначально мы задумывали углеволоконную платину для часов коллекции «Одемар Пиге» Royal Oak Concept, – рассказывает Папи. – Но нам не удалось найти поставщика углеволокна, и платину мы сделали из титана. Такое углеволокно, какое нам было нужно, мы нашли только через пять лет. А углеволокно плетеного типа, которое можно увидеть на первых чертежах, не годится».

По словам Папи, даже после того, как от углеволоконной платины для Royal Oak Concept отказались, он продолжил поиски возможного применения этого материала: «Нам было нужно плотное и монолитное волокно, и в конце концов мы нашли поставщика в аэрокосмической промышленности США. А когда нашли, то тут же решили: отлично, возьмем и для Ришара Милля. Ришар уже тогда активно интересовался новыми материалами, которые могли бы улучшить работу часов, и охотно ухватился за эту возможность. Материал очень дорогой, одна только необработанная заготовка платины стоит 1 000 долларов».Что было трудного в изготовлении углеволоконных базовых платин? «Очень трудно, – рассказывает Милль, – было сверлить отверстия для установки деталей». Лоран Фри (Laurent Fries), один из инженеров «Одемар Пиге Рено э Папи», которые занимаются разработкой часов для Ришара Милля, подтверждает: «Углеродное нановолокно на обычном сверлильном станке не просверлить. Это волокнистый материал; если сверлить даже на скоростном станке и сверхострым сверлом, все равно не получится просверлить отверстие безупречно гладко и ровно по всей длине, как требуется для часов. Нам пришлось придумать свой способ, ведь вворачивать винты прямо в нановолокно тоже нельзя, поэтому нужна была специальная крепежная система. В аэрокосмической промышленности углеволокно клеят, но для часов это не подходит: через несколько лет может понадобиться снять что-то для ремонта».

Материал, который используется в часах Милля, представляет собой углеродное нановолокно, и, как говорит сам Милль, намного плотнее обычного: «Это совсем не то плетеное углеродно-кевларовое волокно, из которого часто делают обшивку автомобилей, а больше похоже на высокопрочный углерод, который идет на тормозные диски автомобилей «Формулы-1». Можете себе представить, какую нагрузку, в том числе и тепловую, выдерживает этот материал». Милль, правда, предупреждает, что каждая деталь из углеволокна по виду отличается от остальных; под увеличительным стеклом на ее поверхности можно даже увидеть впадины вроде лунных кратеров. Но, по словам Милля, платины от этого только выигрывают: у каждой есть свой неповторимый характер, как у камня-самоцвета. Опубликовано в журнале Revolution №3 осенью 2007 года.

Добавить комментарий

Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑