Жили-были два товарища, Антуан и Франк. Их объединяла общая любовь к часовому искусству и женевская Часовая школа, в которой они с 1974 г. совместно постигали премудрости уважаемого ремесла. Оба учились на «отлично» и исправно удостаивались похвал преподавателей. И обоим досталась одна тема диплома: оснащение стандартной трехстрелочной Rolex Oyster модулем вечного календаря и ретроградным указателем лунных фаз. С тех пор их пути разошлись, но за каждым из них прочно закрепилась слава «короля усложнений». Сегодня Франк Мюллер уже почти отошел от дел, оставив после себя мощную именную империю, по оборотам соперничающую с группой «Суоч» (Swatch), а по престижу – с группами «Ришмон» (Richemont) и LVMH, тогда как Антуан Прециузо ограничился собственной малотиражной маркой. Чью степень влияния на часовую индустрию, впрочем, трудно переоценить. Опубликовано в журнале Revolution №4 зимой 2007 года.

Антуан Прециузо – один из 29 действующих Академиков – членов швейцарской Часовой академии независимых мастеров (AHCI), – практикующих традиционные методы кабинотьерства наряду с использованием современных компьютеров и машин. Он родился ровно 50 лет назад в Женеве, в семье сотрудника местного филиала «Ролекса» (Rolex), и с детства проявлял повышенное внимание к маленьким игрушкам, будь то солдатики или детали часовых механизмов. Поскольку рано или поздно любой мальчик перестает играть в солдатики (если только не выбирает армейскую карьеру), то по достижении определенного возраста у Антуана из игрушек остались только заводные пружины, балансовые колеса и разнообразные шестерни с трибами. Разумеется, юноша с такими интересами, да еще проживающий в Женеве, не мог стать ни сыроделом, ни кондитером, ни даже банкиром – только часовщиком. Он блестяще отучился в Часовой школе, закончив ее с отличием, и с ходу получил место в «Патек Филиппе» (Patek Philippe), а два года спустя – должность реставратора при антикварном доме «Антикворум». Любопытный факт: та самая «Устрица», положившая начало практической деятельности студента Прециузо, в 2003 г. была продана на торгах «Сотбис» за 19 396 долларов. Сейчас она стоит гораздо дороже, но нынешний владелец по понятным причинам не спешит расстаться с раритетом. Оба экземпляра, между прочим, представлены и описаны во втором издании Джеймса Долинга и Джеффри Гесса «Ролекс. Лучшее, что создало время», и про работу Прециузо там сказано так: «Это уникальная по всем характеристикам модель в корпусе из 18-каратного золота; особого упоминания стоят часовые метки, выполненные в форме звездочек. …Она отличается филигранной отделкой и идеальной детализацией».

Работая с антиквариатом, Прециузо за год вырос в настоящего профессионала. Изучая конструкции старинных шедевров Jules Jurgensen, «Бреге» (Breguet), «Патек Филиппа», «Бове» (Bovet) и иже с ними, молодой мастер впитывал все увиденное, как губка, стараясь при этом мысленно как-то усовершенствовать и модернизировать потускневшие от времени конструкции. В 1981 г. Антуан, вдохновленный достижениями своего кумира Филиппа Дюфура, решил отправиться в «одиночное плавание» и открыл собственную мастерскую по реставрации часов всех видов и размеров. Поскольку его имя было на слуху у влиятельных часовых коллекционеров Женевы, недостатка в заказах не было.

Возвращение к жизни хронометрических древностей приносило немалую прибыль и сулило четкую перспективу безбедного существования и беззаботной старости, но Прециузо, как истинный художник, хотел не копировать, но творить.

В 1986 г. это желание привело к появлению наручной модели Sienna с мраморным циферблатом, которой было суждено целых 10 лет пролежать в ящике рабочего стола, прежде чем судьба предоставила ей шанс прославиться. Столь долгую «выдержку» Прециузо объясняет банальной боязнью критики и порожденными ею нерешительностью и неуверенностью в собственных силах. Тем не менее, в 1996 г., будучи уже признанным мастером из плеяды «академиков» AHCI, он решился выставить Sienna на Базельской выставке – и не прогадал. Один японец так впечатлился выложенным из мраморной мозаики циферблатным изображением колокольни на главной площади Сиены Пьяцца-дель-Кампо, что с ходу заказал полсотни экземпляров. Вообще, независимые часовщики очень высоко котируются в Стране восходящего солнца, жители которой традиционно высоко ценят ручной труд и его результаты. Хотя эти же японцы, как известно, весьма подвержены магии громких имен из мира престижных марок, и – как знать – смог ли бы Прециузо продать свою «итальянскую серию», не доведись ему до этого построить в 1989 г. часы с минутным репетиром и вечным календарем для «Бреге», а в 1993, 1994 и 1996 – два турбийона и модуль вечного календаря для моделей «Гарри Уинстона» (Harry Winston)?.. Отметим, что и после всеобщего признания Прециузо не перестал радовать крупных производителей, периодически придумывая им такие «игрушки», как de Grisogono Instrumento№1 (1999 г., модуль второго часового пояса), Bedat №7 (2002 г., модуль второго часового пояса), два турбийона для марки Gerald Charles: Tourbillon (2004 г.) и A-Evolution (2005 г.), сдвоенный «вихрь» Tiret Double Tourbillon “Day&Night” (2005 г.) – список можно продолжить.

Hours of the World.

Про собственную марку мастер также не забывал, оставляя для нее самые необычные, подчас уникальные идеи. Избрав в качестве излюбленных кабинотьерских объектов турбийон и репетир (сперва четвертной, а затем минутный), Прециузо методично разрабатывал эту тему, доводя искусство построения усложнений до совершенства. Сперва, в 1992 г., появились посвященный Жану Кокто Tourbillon Universal с рисунком великого художника и Tourbillon Regulateur с гравированным вручную циферблатом, обозначившие вектор развития часового дома Антуана Прециузо. Антуан, словно «мишленовский» шеф-повар, готовит из усложнений изысканнейшие «блюда», подчеркивая вкус основных ингредиентов усложнениями второго ряда вроде указателей второго часового пояса, лунных фаз и запаса хода и драгоценными «приправами» камней. Так, например, в 2000 г. на весь мир прогремела роскошная модель Stardust с турбийоном в платиновом корпусе, усыпанном «звездной пылью» из 2 036 крохотных бриллиантов о 58 гранях каждый. Она породила множество подражаний, вдохновив дизайнеров влиятельных компаний на создание ультралимитированных коллекций и уникальных экземпляров с ярко выраженным ювелирным характером. Одним из последних в этом ряду стало детище Жана-Клода Биве 1 million $ BB от «Юбло» (Hublot), превосходящее Stardust по каратному весу, но вполне сравнимое с последней по красоте и изысканности.

Next Full Moon.

В 2001 г. аксессуарная компания «Гольдпфайль» заказала Прециузо и еще шестерым «академикам» разработку фирменной часовогой коллекции. Результаты вдохновенного труда Великолепной семерки вошли во все часовые энциклопедии как пример свободного, не ограниченного корпоративными рамками творчества. Вкладом Прециузо в общее дело стал хронометр, показывающий время в двух часовых поясах и модель, полностью изготовленная из…кожи. Никаких турбийонов, но все в высшей степени элегантно и стильно.

Hours of Love.

Неофициального титула «короля турбийонов» Антуан Прециузо удостоился в 2002 г., представив в Базеле семь моделей с «вихрями» на любой вкус – в том числе «просто» турбийон, летящий турбийон, турбийон с бриллиантовой инкрустацией и даже турбийон в корпусе из метеоритного железа! – под общим названием «Искусство турбийона» (The Art of Tourbillon). Линейка была приурочена к 200-летнему юбилею гениального изобретения Абрахама-Луи Бреге и в значительной степени стала причиной разразившегося через пару лет массового «турбийонного безумия», едва не убившего всю гипнотическую метафизику самого престижного из усложнений. В том же году состоялось еще одно важное событие из разряда эпохальных: презентация модели «Опус 2» (Opus 2) под вывеской «Гарри Уинстона». Подхватив почин автора «опусного» первенца Франсуа-Поля Журна, Прециузо сумел приумножить моральную ценность проекта и обеспечить ему еще как минимум три года неослабевающего триумфа.

Grand Robusto Racer.

Любопытный с точки зрения российских часовых фанатов факт биографии Прециузо имел место в сентябре 2004 г. Во время своего первого визита в Москву мастер был приглашен в Кремль для ремонта старинных настольных часов – массивного 40-килограммового прибора XIX в., сломавшегося еще в 1960-х. Прециузо настолько быстро управился с заданием, что вызвал безграничное доверие коменданта, с подачи которого заезжего левшу провели по всем кремлевским залам и комнатам для профилактического осмотра всех маятниковых часов. Позднее выяснилось, что швейцарец стал первым иностранным специалистом, допущенным в святая святых российской государственности за 70 лет! По воспоминаниям самого «гастарбайтера», он, «похоже, был даже в кабинете Путина».

Отличительной особенностью часов B-Side, помимо турбийона, является переворачивающийся корпус, которым можно играть, не снимая с запястья.

Сегодня, следуя общей для авторских и малотиражных марок тенденции, «Антуан Прециузо» планомерно увеличивает объемы производства, уделяя особое внимание независимости и стопроцентной самоокупаемости. В 2006 г. было выпущено около 900 экземпляров, включая 50 турбийонов и несколько уникальных изделий на заказ. В качестве базовых механизмов Прециузо использует в основном серийные калибры ЕТА, покупая их в разобранном состоянии и доводя каждую деталь до стандартов качества «Часовщиков Женевы» (аналогичных требованиям «Женевского клейма»). А вот усложнения – начиная от указателей запаса хода и заканчивая турбийонами – изготавливаются непосредственно в собственной мастерской. Помимо этого мастер продолжает реставрировать старинные артефакты, которые ему исправно поставляют любители тикающего антиквариата.

B-Side, оборотная сторона.

В коллекционном арсенале «Антуана Прециузо» присутствуют как простые, так и сложные модели, как из традиционных стали, золота и платины, так и из редких метеоритных сплавов, как с явными декоративными излишествами, так и лапидарные до аскетичности. Есть часы для путешественников и сорвиголов, для леди и джентльменов, для шейхов и князей, для аскетов и бонвиванов. Из последних творений, выставленных на недавней авторской экспозиции в женевском отеле Four Seasons на набережной де Берг, следует отметить прежде всего знаменитую 3Volution. Это огромные часы с тремя минутными турбийонами, закрепленными на платформе, вращающейся против часовой стрелки со скоростью один оборот в 2 минуты 15 секунд. Идея создания такой необычной конструкции пришла в голову Прециузо во время наблюдения за детьми, катавшимися во дворе на трехкресельной карусели. Он построил модель карусели, заменив кресла турбийонами, и получил идеальную саморегулирующуюся систему. Испытания на вибрографе показали, что «вихревые» каретки быстро синхронизируются и начинают работать с общим резонансом, гарантирующим высокую точность хода. О таком не мечтал даже сам мсье Бреге! 3 Volution – серийная модель, но из-за высокой сложности ее годовой тираж вряд ли будет превышать один экземпляр в год.

Mystery Minute Repeater.

Также отдельного упоминания достойны такие уникальные модели, как B-Side, Mystery Minute Repeater и Robusto Cigar Cutter. Отличительной особенностью B-Side, помимо турбийона, является переворачивающийся корпус, которым можно играть, не снимая с запястья. Mystery Minute Repeater примечателен квадратной формой корпуса и квадратным же ползунком, активирующим механизм репетира. А Robusto Cigar Cutter оснащен компактной сигарной гильотинкой, смонтированной на задней крышке. Старые серии – в том числе «метеоритные», «мотоциклетные», с эротическими жакемарами и гравированными циферблатами – в полном ассортименте представлены в расположенном рядом с отелем фирменном бутике Прециузо Les Heures Precieuses.

Самое последнее произведение швейцарца с итальянской фамилией называется Tourbillon Royal и, по слухам, было построено то ли по совету, то ли по заказу некоего русского клиента. По крайней мере, рассказывая об этих чудо-часах, Прециузо неизменно упоминает Россию и то, как ему нравится выполнять ультрасложные прихоти клиентов с запросами. Опубликовано в журнале Revolution №4 зимой 2007 года.