Читать отчеты Federation of the Swiss Watch Industry об экспорте швейцарских часов для нас есть дело необходимое, но, как правило, скучное. Правда, иногда даже этот регулярный монотонный документ преподносит сюрпризы – давайте разберем отдельные показатели апрельского отчета.

Экспорт швейцарских часов в первом квартале 2019 года вырос на 2,9%, до 5,13 млрд швейцарских франков. И весь этот рост практически полностью обеспечила одна единственная страна. Сразу оговоримся – нет, не Россия, не Абхазия, не ЛНР или ДНР, и даже не остров Крым – пусть островное, но совсем иное государство, не входящее в привычную тройку лидеров-потребителей продукции швейцарской часовой промышленности, прибавило почти 52% к экспортным показателям. Как вы наверняка догадались, это не Мальдивы и не Сейшелы, и даже не Мадагаскар, а Великобритания.

Всему виной, конечно, Brexit. 29 марта Великобритания должна была выйти из Европейского Союза, и накануне этого события британские ритейлеры запасались всеми видами товаров, включая швейцарские часы, опасаясь дефицита, который могли вызвать задержки поставок из-за нового таможенного режима на британской границе.

Сравнения ради, три главные рынка – Гонконг, США и Китай, выросли на 0,1%, 2,6% и 3,4% соответственно.

В результате на долю британских покупателей (дочерних компаний и агентов, а не потребителей) пришлось 89% от общего увеличения экспорта на 134,7 миллиона швейцарских франков, и это в сравнении с показателями отрасли в первом квартале 2018 года. Причем по мере приближения срока Brexit паника нарастала – февральский экспорт в Великобританию вырос на 58% по сравнению с предыдущим февралем; а мартовский экспорт вырос на 76%.

Harrod’s Fine Watch Room.

Как отмечают аналитики, если бы экспорт за первый квартал в Великобританию был бы таким же, как в Гонконге – по сути, без изменений –- мировой экспорт часов из Швейцарии составил бы менее 1% вместо почти 3%.

Совершенно очевидно, что показатели трех ведущих рынков более точно отражают состояние швейцарского рынка часов: медленный рост в условиях нестабильной глобальной экономической среды. В прошлом году швейцарская часовая индустрия демонстрировала лучшие результаты за последние шесть лет, при этом экспорт вырос на 6,3% в стоимостном выражении. Никто в отрасли не прогнозирует такого роста в этом году: Brexit, торговая война США с Китаем, неустойчивые фондовые рынки, цены на нефть и прочая геополитика тому виной.

Россия, прибавившая 8,9% за первый квартал 2019 по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (46,2 миллиона франков) в отчете занимает почетное 20-е место, после Мексики, но до Португалии (которую мы должны были обогнать по ВВП на душу населения к 2013 году – и обогнали, как ВВП и обещал в 1999-м). Из отчета Федерации нельзя понять, что является причиной роста росийских показателей, но осмелимся предположить, что это все ещё компенсация потерь прежних периодов. Наверняка у коллег из timeseller есть более подробное объяснение. Д.П.