В преддверие праздника 9 мая мы не смогли обойти вниманием материал наших американских коллег и рекомендуем прочитать наш вольный пересказ или оригинальный текст публикации. Заранее просим направлять своё возмущение по поводу трактовки исторических событий по адресу, то есть в Америку, и больше внимания уделить часам и причинам, про которые пойдет речь: отношения, которые сложились между Россией и Америкой в ​​послевоенные годы, это отдельная глава истории, но эти часы служат напоминанием о времени, когда наши народы объединились, чтобы бороться с великим злом.

Часы издавна служили подарками, приуроченными к знаменательным событиям, когда-то существовала стандартная практика – украшать заднюю крышку гравировкой имени или коротким посланием. Что может быть лучше, чем напоминание о событии, как каждодневное использование подарка, связанного с ним? Но в начале Второй мировой войны советским солдатам передали партию американских часов не в память о чём-то, а как партию необходимого обмундирования, что должно было помочь победить в войне.

14 декабря 1941 года бывший посол в Советском Союзе Джозеф Э. Дэвис заявил на многолюдном собрании в Бостоне: «Мы никогда не должны забывать, что они страдают за нас. Когда они сражаются за свои дома, они сражаются за наши». Г-н Дэвис имел в виду огромные потери, которые несли советские войска, сражаясь с надвигающейся армией нацистов. Это заявление было сделано спустя всего семь дней после нападения Японии на Перл-Харбор, которое ознаменовало вступление Соединенных Штатов во Вторую мировую войну.

В июне 1941-го, за шесть месяцев до этого, три миллиона немецких солдат напали на Советский Союз. Фронт протянулся почти на 2000 миль от Северного мыса до самого Черного моря. Пусть немцы сильно недооценили советские войска, операция «Барбаросса» нанесла Советскому Союзу невероятный урон. Возможно, величайшим союзником советских войск была чрезвычайно суровая русская зима, но не только холод пришел на помощь Советскому Союзу. В Соединенных Штатах Нью-Йоркский фонд поддерживал усилия неуклонных Советов. Эта организация, известная как Russian War Relief, была создана в июле 1941 года (до вступления США в войну) и официально зарегистрирована в сентябре. Её миссия состояла в том, чтобы снабжать советские войска всем возможным и необходимым, чтобы помочь в борьбе с нацистами. Организаторы Russian War Relief привлекли финансирование бизнес-элиты Нью-Йорка, наняли новых членов из кампусов Лиги плюща и провели значительную PR-кампанию, чтобы заручиться поддержкой населения.

Помимо прочего, Russian War Relief заказали партию часов для советских войск у знаменитых американских производителей – Elgin, Waltham и  Hamilton. Эти особенные часы были изготовлены в соответствии с общими спецификациями Департамента вооружения США, а это означает, что они рассчитаны на использование в качестве основного инструмента измерения времени в военных целях, хотя и не обязательно в боевых условиях (военные часы со спецификацией A-11 были много качественнее тех, что заказали Russian War Relief). На задней крышке часов имеется обнадеживающее послание: «Геройскому народу СССР – Рошен Уор Релиф США».

В то время западные союзники испытывали значительный скептицизм по отношению к Советскому Союзу, возглавляемому Сталиным, но необходимость совместной работы стала очевидной, когда гитлеровская Германия стала более могущественной. Американские политики относились к сотрудничеству с СССР так: враг моего врага –- мой друг. Это не обязательно был союз, основанный на общих ценностях, братстве или родстве, но скорее это был союз, возникший по простой необходимости. Единственный способ остановить Германию – объединиться. Уинстон Черчилль поделился своим мнением с типичным английским остроумием: «Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы благоприятно отозвался о дьяволе в палате общин».

Закон о ленд-лизе, принятый в марте 1941 года, был законодательным механизмом, который позволил организации по оказанию помощи в военных целях доставить в том числе и эти часы советским войскам. Конечно, вполне возможно, что Russian War Relief просто организовали доставку часов войскам вне поставок по ленд-лизу. Производственный заказ на часы существует, но в законе о ленд-лизе про это нет упоминания. После того, как война закончилась, в России повсеместно запрещали обсуждать помощь, которую США оказали советским войскам, и с той стороны нет никаких документов, которые могли бы помочь. С учетом вышесказанного, напрашивается вопрос, разрешалось ли советским солдатам иметь эти часы или было запрещено носить часы, выпущенные в рамках партнерства, которое было запрещено даже упоминать.

С.Н. Костин, плакат «На цепь его», для Russian War Relief. United States Holocaust Memorial Museum Collection. The acquisition of this collection was made possible by the Crown Family.

Война закончилась поражением нацистов, Russian War Relief прекратила свою работу, Америка вступила в мирное время. Значки, плакаты и записи в Нью-Йоркской публичной библиотеке – это все, что осталось от организации, но время от времени у американского часовщика появляется непонятный экземпляр с кириллицей на обороте. Отношения, которые сложились между Россией и Америкой в ​​послевоенные годы, это отдельная глава истории, но эти часы служат напоминанием о времени, когда наши народы объединились, чтобы бороться с великим злом.

Russian War Relief передали советским солдатам жизненно необходимые инструменты для ведения войны; советские солдаты отдали все, что могли, в борьбе с нацистами. Cole Pennington, Hodinkee.com

Заглавное фото: Алан Джексон (Allan Jackson), Встреча на Эльбе. Рукопожатия советских солдат из 58-й гвардейской стрелковой дивизии и американских солдат 273-го пехотного полка 69-й пехотной дивизии (69th Infantry Division, «Fighting 69th») VII-го корпуса 1-й Армии США. Слева направо: рядовой 1-го класса Джон А. Митцер, рядовой 1-го класса Дилберт И. Филпотт и рядовой Томас Б. Саммерс.