Бренд Beauregard – из новичков на рынке. Поскольку первые часы – турбийон, что не согласуется с актуальными настроениями публики, бренд может долго не продержаться, но…

Ив Сен-Пьер, Александр Борегард и Франсуа Роэль, все вместе они – Beauregard.

Тем не менее, мы решили рассказать об этих часах, уже успевших засветиться на женевском Гран-при GPHG-2018 (модель Dahlia прошла отбор в номинации «Женские сложные часы») и на женевской часовой неделе в январе 2019-го. В «Базель» основатель бренда канадский дизайнер Александр Борегар (Alexandre Beauregard) привёз ещё турбийонов Dahlia в различных вариантах исполнения, каждый из них уникум. Несмотря на канадское происхождение основателя бренда, предприятие швейцарское, базируется в Женеве, помимо того, разумеется, имеется офис в Монреале. Механизмы швейцарские, произведены ателье сложных механизмов Telos из Ля-Шо-де-Фона, нам это ателье и его механизмы хорошо знакомы, в частности, по коллекции «Корума» и его всепобеждающим «Бабблам». Центральный турбийон Bubble Central Tourbillon был представлены годом ранее в Базеле; вот только где сейчас тот «Корум»?

Идея-фикс Александра Борегара и главная особенность часов его бренда, из-за чего бренд, собственно говоря, и появился, – декор циферблата выполнен скульптурными лепестками, вырезанными вручную Ином Сен-Пьером, специалистом этого ремесла, из цветных драгоценных камней. Центр драгоценного цветка занимает центральный турбийон (ибо так именуется турбийон такой конструкции), его прикрывает филигранная цветочная накладка. Лепестки выполняются вручную, и потому всякие часы-цветок единственны в своём роде, что ещё более подчёркивается уникальностью использованных в декоре природных камней. Видимо, Александр Борегар уже почувствовал, что несколько поторопился с турбийонами, и потому к «Базелю» подготовил прототипы на кварцевых механизмах. Честно говоря, они не впечатлили, над ними явно требуется ещё потрудиться. А.К.