Большинство швейцарских часовых марок появились на свет очень давно. Веками ковался их авторитет, нарабатывались технологии, творились легенды. Для того чтобы в наши дни наладить производство самобытных, оригинальных часов высочайшего качества в такой давно уже не часовой державе, как Россия, нужна смелость особого рода. Смелость первопроходца. В России на стыке тысячелетий этим первопроходцем стал Максим Назаров, который смог закрутить вокруг себя новую часовую историю нашей страны. Опубликовано в Revolution №13 весной 2010 года.

Чем замечательны часы «Максим Назаров», можно понять, даже просто взглянув на фотографии. Необычная индикация (впервые в часовом деле воплощена в модели «Супремус» (Supremus)), новаторские и очень непростые в производстве сочетания материалов и способов их обработки (например, полированный титан), очень трудоемкие декоративные техники (объемная гравировка, горячая эмаль, художественная резка по стали и титану, закреп в титане драгоценных камней) и так далее. Техническая сторона вопроса достойна отдельного большого материала. Но не менее интересно увидеть и понять то, как энтузиазм и творческая энергия одного человека смогли превратиться в уникальную часовую марку.

Максим Назаров, творческий директор, основатель компании.
В конце девяностых дипломированный промышленный дизайнер Максим Назаров не подозревал, что смена тысячелетий станет переломной точкой в его жизни. Миллениум породил «Максиллениум» – именно так назывался художественно-часовой проект, который Максим сделал в соавторстве с Иваном Охлобыстиным. Успех этого первого опыта, а также настойчивость друзей подвигли Максима на следующий шаг. Этим шагом стали часы «Но.Й» (No.Y), которые были с успехом продемонстрированы на часовом салоне в Базеле. Год спустя родился «Супремус» (об этих часах мы подробно рассказали в прошлом номере «Революшн»), который также был по достоинству оценен придирчивой базельской публикой и европейскими коллегами-часовщиками. Максим, почувствовав перспективу, решил сразу изготовить партию часовых корпусов.
Для осуществления своего замысла дизайнер ценой больших трудов раздобыл титан в прутах и обратился за помощью к специалистам московского предприятия «Полёт-Хронос». «Мне помогли сделать токарные и фрезерные работы, а доводил – сверлил, отверстия делал, полировкой занимался, делал расчеты под ювелирную коллекцию – это я уже сам», – рассказывает Назаров. Самостоятельно, хотя и на территории «Полёта-Хроноса», ему пришлось и мастерить циферблаты со стрелками, и осваивать декоративные методы – одним словом, наносить на корпус-холст часовые краски. «Корпуса лежали в коробочке на складе, а все, что вокруг них, я делал своими руками», – продолжает мастер. Всего таким образом было изготовлено около пятидесяти корпусов, которые можно увидеть на полках фирменного магазина и сегодня – в них облачены часы из коллекции «Аснова» (Asnova).

Из года в год Максим совершенствовал свое мастерство и конструкцию часов. Налаживая технологические процессы часового производства, Максим всех вокруг заражал своей страстью, притягивал к себе таких же, как и он сам, часовых романтиков. Среди них оказалась группа энтузиастов из Углича – им очень хотелось заниматься любимым делом в родных краях. Творческие души нашли друг друга, и в старинном русском городе открылось производство часов под маркой «Максим Назаров».

Сергей Волков, директор по производству.
Про Сергея Волкова в самом прямом смысле можно сказать, что он впитал профессию с молоком матери. «Я еще в утробе матери работал на часовом заводе, – объясняет он. – Когда мать меня носила под сердцем, она была сборщицей в шестом цеху. Но для Углича это неудивительно: часовой завод был градообразующим предприятием. Так что я с детства всегда что-то лепил, рисовал».
В самом начале своего профессионального пути Сергей стал помощником специалиста, занимающегося реставрацией и иконописью. Более благодатную почву для освоения классических художественных техник трудно себе представить. Следующей ступенью оказался часовой завод «Чайка», куда Сергей отправился за ювелирным опытом. Там он сначала работал как гравер, а затем стал посматривать в сторону часового дизайна. Смежная профессия так понравилась, что Сергей начал понемногу вникать в курс дела и засел за периодику. Как он сам признается, даже стащил у коммерческого директора несколько журналов «Базель» и «ЕвропаСтар».
Лет пять назад Сергей попал на Московский часовой салон, где увидел очень необычные экспонаты и познакомился с их автором, Максимом Назаровым. Причем довольно долго мастера-энтузиасты просто общались на близкие обоим темы да каждый год встречались на часовом салоне. Ну а затем, как в настоящей голливудской истории, раздался звонок… «Максим позвонил и попросил найти граверов-закрепщиков (он тогда делал свои первые часы с бриллиантами). А я ему говорю: «Так я сам гравер». Так мы начали сотрудничать», – рассказывает Волков.

Сперва были единичные заказы, как говорится – работа на дому. Позднее, когда партнерство окрепло, решили найти помещение в Угличе на территории часового завода «Чайка», который на тот момент, к сожалению, практически прекратил существование. Но был и плюс: свободных площадей у некогда могучего завода хватало с избытком. Никто не ожидал, что из затеи выйдет что-то масштабное: казалось, ограничится тем, что мастер Волков будет выполнять заказы частного предпринимателя Максима Назарова. Однако все сложилось иначе: сначала маленькую комнату сменили на большую, а потом задумались: не поставить ли здесь станок-другой? В конечном счете в Углич прибыли станки, была официально зарегистрирована часовая марка «Максим Назаров», а в одной из самых престижных точек на карте Москвы появился фирменный салон.

Лика Дзуганова, директор салона.
То, что к назаровскому коллективу присоединилась Лика Дзуганова, тоже можно считать случаем, который, впрочем, произошел вполне закономерно. Как рассказывает Лика, ей всегда хотелось работать с красивыми вещами – а тут как раз друзья познакомили ее с Максимом. Пора­зившись тому, что довольно молодой еще человек в наше непростое время создает настолько красивые вещи, девушка захотела сама поучаствовать в этом процессе.
На долю Дзугановой выпала нешу­точная задача стать своего рода представителем марки, понять и донести до каждого, кто попадает в пространство салона, философию и ценность часов «Максим Назаров». Лика съездила в Углич познакомиться с производством – и окончательно влилась в молодую часовую команду. «Я поняла, – делится она, – что вся цепочка создания часов замыкается на мне. После того как я посмотрела мастерскую в Угличе и увидела глаза и руки ребят и насколько каждый влюблен в свою работу, я стараюсь ту энергию, которую они вкладывают в каждые часы, объединить, добавить свои эмоции и преподнести гостям салона. Когда они узнают, что все это сделано из цельных материалов, что это штучное производство, какие это редкие техники, сколько ручного труда затрачено на каждые часы – конечно, люди остаются в восторге!»
Нужно сказать, что организация производства в Угличе и появление собственного именного салона стало результатом еще одной неслучайной случайности – знакомства Максима Назарова с Иваном Елагиным.

Иван Елагин, директор по развитию.
Елагин познакомился с Назаровым три года назад и, как и многие другие, остался под сильным впечатлением. Ему приглянулись и сами часы – оригинальные, с интересным идейным наполнением, и их автор, который, по словам Ивана, «сумел проникнуть в суть часов и запустить туда зерно собственного художественного замысла с тем, чтобы оно превратилось в прекрасное древо». Долгие беседы о часах, о дизайне, о философии красоты подготовили почву для делового сотрудничества.
Елагин понимал, что часы молодого таланта достойны места на часовом небосклоне, и поверил, что Максиму по силам эту звезду зажечь. На тот момент у Ивана уже был опыт по развитию марки, он получил маркетинговое образование, и ему было интересно вывести компанию на новый уровень, сделать так, чтобы название «Максим Назаров» зазвучало. Эта непростая задача требовала комплексного решения. Был окончательно сформирован творческий коллектив и налажено производство в Угличе. Также решили создать именной часовой салон, чтобы такой уникальный, ни на что не похожий продукт был достойно представлен. И, конечно, основной целью нового кормчего стала разработка стратегии развития марки.
Елагин обозрел коллектив и оценил его сильные стороны: есть Максим – маэстро, который до этого работал в одиночку и шел своим путем; есть Сергей, мастер на все руки; есть Лика – человек, который разбирается в изящном, по-своему смотрит на продукцию марки, умеет общаться с людьми, располагать их к себе. Есть и другие талантливые ребята. Оставалось помочь этим творческим людям объединить усилия в движении к общей цели – чтобы новорожденная компания стала, по выражению Елагина, «набирать сок». Иными словами, чтобы появлялись все более интересные изделия, чтобы хватало средств на новое оборудование, чтобы фирма осваивала новые технологии и привлекала новых интересных людей, которые смогли бы в ней раскрыть свой потенциал.
«Мы как ледокол: прокладываем первый путь, – говорит Елагин. – Мы первые открыли фирменный магазин русских часов на таком высоком уровне, мы первые вывели на рынок российскую авторскую марку, и для всех это было потрясением. Сейчас мы ставим себе сверхзадачу – создать собственный уникальный калибр». Этот проект, который длится уже несколько лет, сейчас находится в заключительной стадии. Директор по развитию не сомневается, что, когда он будет завершен, изделия под маркой «Максим Назаров» не поблекнут даже на фоне самых блестящих представителей часового бомонда. «Очень важно, что наша компания – это не маркетинговый ход, – продолжает Елагин. – Максим основал это дело из большой любви к часам. Марка сейчас строится, как здание, на том фундаменте, который он закладывал на протяжении десяти лет. Этот фундамент очень прочный».
Ну, а в том, что механическим часам, как техническому воплощению человеческого гения, уготована долгая счастливая жизнь даже в самом отдаленном будущем, уверены все «назаровцы» и в первую очередь их предводитель. И дело вовсе не в том, что они задались утопической целью остановить прогресс. Наоборот, Максим преклоняется перед авангардными технологиями, боготворит «Эппл» и с интересом следит за работой индийских ученых над бесконтактным интерфейсом для выхода в виртуальное пространство. Однако он полагает, что чем футуристичнее будет становиться техника, тем дороже и роднее человеку покажутся механические часы – милый анахронизм, заставляющий восхищаться филигранным ручным трудом. «Поэтому, – подытоживает Назаров, – я верю в часы и люблю их очень сильно!» Опубликовано в Revolution №13 весной 2010 года. Автор: Василий Куйбар.