Нынче редкая встреча часовых знатоков и примкнувших к ним обходится без дискуссии на тему стоимости стальных «наутилусов» и «ролексов», которые купить можно исключительно на вторичном рынке и изрядно добавив сверху к ласково рекомендовой производителем розничной цене. Казус желанных «ролексов» со смешными кличками мы разберем как-нибудь в обозримом будущем, а что удалось выяснить по поводу 5711/1А, изучив мнения иностранных коллег и пообщавшись с локальными вторичными деятелями, в довольно скучном формате излагаем ниже – сенсаций не будет, только горькая правда наблюдений.

С января 2016 года стоимость стальных Patek Philippe Nautilus на вторичном рынке показала рост, который крайне редко случается в мире б/у и винтажных часов. Не обратить нимание на этот феномен нельзя в силу его исключительности – скорость роста, величина роста и «возраст» рассматриваемых экземпляров никак не укладываются в привычные для часовых коллекционеров рамки. Но не коллекционеры в традиционном понимании выступают драйверами этого сумасшествия.

Для наглядности процитируем данные в долларах США. По состоянию на октябрь 2019 года розничная цена стального Nautilus (5711/1A-010) заявлена (в США) как $30 620. На вторичном рынке за новые 5711, реализуемые как б/у, можно получить от $60 000 до $70 000. Те, кто имеет возможноть пристроиться в очередь (зачастую в несколько очередей сразу) и приобрести стальной «Наутилус» официальным порядком у официального ритейлера, делают это почти исключительно для последующей перепродажи. Чтобы понять, как мы дошли до жизни такой, следует заглянуть в прошлое.

Patek Philippe Nautilus Ref. 3700.

Модель Patek Philippe Nautilus была выпущена в 1976 году как Ref. 3700. Большие, блестящие, в корпусе из стали на стальном интегрированном браслете, эти часы с автоподзоводом дизайна Ж.Ж. отличались от прочих предложений в категории «роскошные спортивные», и вместе с Royal Oak им суждено было сформировать современное представление о том, какими быть часам, что желают примкнуть к этой группе товаров.

В 1976 стальной Nautilus продавали за $3100 – для сравнения, в 76-м стоимость б/у Ford Torino 1970 – $3,456.77. Не бог весть что, но всё-таки автомобиль, вещь в семье полезная. Спортивный стальной Nautilus 3700 стоил как золотые парадно-выходные часы этой же марки.

В течение 1980-х, 1990-х и начала 2000-х годов «Наутилусу» было отведено постоянное, но не доминирующим место в каталоге Patek Philippe. В 2006 году, на 30-летний юбилей, марка выпустила 5711/1A-001 стоимостью $17 000 – новинку приняли тепло, но без истерики.

Первые появления 3700 Jumbo на аукционах в начале этого века никогда не вызывали такого же интереса, как карманные и сложные наручные часы «Патека», которые были главными ньюсмейкерами в те годы. Но уже в конце 2016 года сильно подержанные 5711 продавались (и покупались) по цене от $22 000, розничная цена у дилеров марки составляла тогда $24 840.

Спустя три года, в июне 2019 стоимость 5711 на вторичном рынке приблизилась к $70 000, причем основной рост пришёлся на совсем недавний период: в марте 2019 Nautilus 5711/1A продавался на вторичке «всего» за $45 000 — $50 000.

Так как же объяснить бешеный рост цен на стальной Patek Philippe Nautilus с января 2017 года по настоящее время? Я соглашусь с коллегами – факторов несколько, значимость их неоднородна, но велика: это жадность секулянтов, влияние онлайн-СМИ (включая традиционные и новые форматы), мода, и невероятная харизма Nautilus, гениальный дизайн модели, актуальный на века.

Если со спекулянтами всё понятно, харизму «Наутилуса» никто не оспаривает, то два прочих фактора следует чуточку пояснить. Влияние Интернета в нашем случае (как и во всех других) выражается в доступности информации и скорости ее распространения. В былые годы узнать, что какая-то модель часов существует в принципе и уж тем более что на нее сформировался устойчивый спрос, можно было лишь приложив к тому определённые усилия – и усилия эти прилагали в основном те, кому это было интересно, и круг желавших тратить своё время на изучение рынка был довольно узок, и ещё более узок не столько по причине отсутствия денег, сколько в силу сложившихся культурных традиций и исторических обстоятельств. Сегодня Интернет моментально разносит инфу по умам и заражает желанием обладать во что бы то ни стало, и одного лишь движения пальцем по экрану дивайса достаточно, чтобы быть в курсе и решить, что хочется такие и немедленно, и быстрее, чем желанные часы окажутся у товарища – и деньги есть, и достались они не то чтобы тяжким трудом… То есть количество возжелавших (потому что узнали) и могущих позволить себе дорогие часы (новые рынки, новые технологии, новые деньги) выросло значительно, то есть вырос спрос. Если желаете возразить, что мол и про другие часы можно узнать быстро, но они так не растут в цене – важна совокупность факторов, в том числе и упомянутый модный фактор. Сказать, что мужчины («Наутилус» ведь для них сделан) не следят за модой, неправильно – следят, еще как (Mr. Porter, одна из платформ модного мужского шоппинга, где продают в том числе и часы, привлекает более 2 миллионов посетителй в месяц). Инфлюэнсеры, к которым следует относить и профессиональных редакторов изданий, и блоггеров всех мастей, своё дело знают хорошо, точнее, знают, что читают и что кликают и лайкают – все грешным делом публикуют кто в чём, в каких часах. Поддерживают интерес и спрос, соответственно.

А что «Патек», приложила ли компания руку к этому хайпу? Зарабатывает ли на этом безумии? Если занималась – говорят – манипуляциями на аукционах, поднимая цена на свою продукцию, то может и здесь не обошлось без хитростей? Как там у Маркса про капитал – при 100 % он попирает все человеческие законы, при 300 % нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы? В случае с 5711, впрочем, я склонен думать, что нынешнее руководство Patek Philippe не при чём – во всём виноваты дилеры/продавцы, ибо они есть тот источник, что питает вторичный рынок.

Что делать, если стальной 5711 всё же очень хочется, но именно как недостающий в коллекции экземпляр? Любой рыночный аналитик, если он не дурак и не мошенник, должен вас предупредить, что рост цен на 60 процентов в течение трех месяцев не является признаком устойчивой тенденции; это то, что называется доступным понимаю каждого словом «пузырь». Для сравнения, посмотрите на курс биткойна с апреля по июнь этого года – рост 70 процентов, потом откат назад – криптовалюта, ставшая символом волатильности и ненадежности, демонстрирует похожие скачки. Наверное, стоит подождать, когда мир одумается, и цены на популярную модель придут в соответствие со здравым смыслом. Хотя сомневаюсь, что это произойдёт в ближайшее время – но всё может быть. Д.П.