Минимум дыма, максимум вкуса

6612_3621_55B_PR_HD

Некогда, лет пять назад, направление декоративных часов множилось и расцветало. Тогда, в период бума высокого часового искусства, многие бренды находили свои способы продемонстрировать креативность в этом изысканном ремесле. Приятным сюрпризом стала недавняя презентация коллекции декоративных часов швейцарской компании Blancpain, организованная при активном содействии её российского розничного партнёра компании Mercury.

Применялись разнообразные декоративные техники: удачные, так себе и откровенно неудачные. Дополняя классические гравированный, гильошированный и чеканный металл, эмаль, роспись, декоративные камни, каменную мозаику и инкрустацию, маркетри, перламутр и птичье перо, в ход пошли материалы и техники рискованные, провокационные и несуразные – яичная скорлупа и резная бумага, рисовая и пшеничная солома, бетон и нитроцеллюлоза, засушенные водоросли и лепестки роз, надкрылья скарабеев и табачный лист, окаменевшие экскременты динозавров и крылья бабочек. Некоторым брендам хотелось проявить себя новаторcки, именно тогда изобретались новые либо раскрывались давно позабытые способы применить экстравагантные материалы, а также декоративные техники, никогда до того в часовом деле не применявшиеся. Во времена очаковские и покоренья Крыма настроения изменились: публика начала испытывать пресыщение информационными потоками, так как уже и на просмотр роликов и постов близких родственников, знакомых и знаменитостей в ютюбе, фейбуке, инстаграме, телеграме и тиктоке внимания не хватало, так что часовое искусство принялось постепенно дрейфовать ближе к периферии общественного интереса. Часовые бренды, почувствовав это, сконцентрировались на существенном, то есть на брендовости и, как следствие, на тех одной, двух и если повезёт трёх продаваемых позициях, что позволяли не распылять лояльность клиентуры, а декоративные часы либо были закрыты как направление, либо сведены к суровому минимуму традиционных материалов, техник и сюжетов. На этом фоне неожиданным сюрпризом выглядела недавняя презентация коллекции декоративных часов швейцарской компании Blancpain.

Компания Blancpain привезла в Москву часы, в которых реализованы все декоративные жанры, имеющиеся в её распоряжении. В основном, это гравировка – орнаментальная и сюжетно-фигуративная, резной металл с движущимися фигурками из порнхаба, скелетонированные механизмы, гильошировка, инкрустация драгоценными камнями и несколько лет назад импортированная из Японии бронза «сякудо». Настоящим же сюрпризом был тот факт, что в «Бланпене» не прекратили поиски новых материалов и техник – в России впервые оказались вещи из декоративной коллекции бренда (всё уникумы) с циферблатами, изготовленными из фирменного японского древесного угля бинчотан.

Особенность этого материала, на котором эстетски настроенные японские мастера барбекю предпочитаю готовить речную рыбу, – минимальное количество дыма, выделяющееся при горении, что позволяет максимально сохранить исходные вкусовые особенности рыбного мяса. Кстати, здесь, в России такое вряд ли будет пользоваться успехом, ибо напрочь отменяет любимую народом формулу «с дымком». Тем не менее, пока сдержанные и предусмотрительные японцы довольствуются, как говорят, валежником, уже появились предприимчивые отечественные любители якитори, которые бросились на вырубку забайкальских и дальневосточных реликтовых рощ «железных» («каменных») дубов, благо оригинальная технология длительного стадийного пиролиза древесины уже давно не секрет.

Распространившееся в последнее время в Европе (в узких кругах) увлечение украшениями из бинчотана, подсказало бланпеновским мастерам (история умалчивает, кому именно, подозреваю, лавры должны достаться Марку Хайеку), что эстетский японский древесный уголь хорош не только как горючее, но и как декоративный материал, и они решили попробовать изготовить из него декоративные циферблаты.

6612_3621_55B_face.jpg
Blancpain, Villeret Métiers d’Art Binchōtan, розовое золото, диаметр 42 мм, Калибр 13R3A с ручным заводом. Уникальный экземпляр.

Оказалось, что бинчотан очень твёрд, что, очевидно, определяется не столько прочностью исходного сырья, но в большей степени спецификой технологии пиролиза. В «Бланпене» его сравнивают по этому параметру с нержавеющей сталью, во что слабо верится, однако, для циферблатного производства бинчотан по этому параметры подходит. Понятно, что одной твёрдости маловато, материалу нужно ещё иметь хоть какую-то привлекательности. С этим у бинчотана более чем хорошо. Понятно, что при пиролизе цельной древесины полностью сохраняется её исходная структура. Поэтому на срезе бинчотан выглядит как угольно-чёрная высокопористая древесина дуба, то есть как превосходный декоративный материал.

После нарезки тонкими слоями исходный материал пропитывают специальным лаком, который выделяет древесную текстуру и придаёт глянцевитость. Далее из имеющихся заготовок отбирают бездефектные, сверлят, режут, шлифуют и всячески декорируют вставками, цветным лаком, золотой пудрой или сусальным золотом, чтобы результат соответствовал тому уровню часового искусства и той весьма нескромной стоимости, которыми характеризуется продукция «Бланпена». К сожалению, должен отметить, что самого впечатляющего циферблата, где был бы только радикально-чёрный с лёгким намёком серебристого тона и великолепной текстурой векового дуба бинчотан (чего же боле?), в коллекции «Бланпена» не обнаружилось. Возможно, пока не обнаружилось. А.К.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *