Неделю назад мы все убедились, что российский офис Audemars Piguet способен на многое и что мнение Москвы что-то да и значит для большого швейцарского бренда: не прошло и года с момента контролируемо-лимитированного запуска новой коллекции Code 11.59 by Audemars Piguet, события, вызвавшего бурную реакцию сообщества ценителей высокого часового искусства, как по инициативе представительства АР в нашей стране были выпущены чрезвычайно примечательные часы.

Часы Code 11.59 by Audemars Piguet “Bolshoi” Limited Edition. Корпус из белого золота, диаметр 41 мм, толщина 10,7 мм.

Чем же они примечательны? Во-первых, следует отметить, что повод знатный – десятилетие начала партнёрских отношений компании Audemars Piguet и Большого театра. Эта круглая дата заслуживала специальных часов, и она их получила. Во-вторых, гендиректор бренда Франсуа-Анри Беннамиас с самого начала предупредил, что производство одемаровских «кодов» в этом году не превысит двух тысяч экземпляров, а это означает, что на весь 2019-й уже были свёрстаны производственные планы, в которые надо было ещё суметь вклиниться, и не с каким-либо прекрасным уникальным экземпляром, но с солидной серией из 99 (конечно, никто не ждёт от «Одемара», что вся серия пойдёт одним траншем, но всё же).

К процессу запуска новых часов с очевидностью нужно было подойти со всевозможной тщательностью – модель Code 11.59 Selfwinding производится с недавнего времени, так что в только-только настраивающуюся технологическую цепочку потребовалось вводить новые компоненты для спецчасов. В-третьих, Франсуа-Анри Беннамиас, как только занял свою нынешнюю должность, жёсткой рукой ограничивает выпуск лимитированных и специальных моделей. Иногда это выглядит так, как будто он в какой-то момент намерен вообще прекратить эту практику (что навряд ли, ну да ладно). Интересно отметить, что, работая на посту директора североамериканского представительства Audemars Piguet (с 1999-го по 2012-й), г-н Беннамиас инициировал немалое число спецсерий и спецчасов, включая всё, что было создано в сотрудничестве с Арнольдом Шварценеггером и даже, как то ни странно, спецсерию Royal Oak Offshore Pride of Russia (2005 год, 200 экземпляров из розового золота и 50 экземпляров из белого золота), запущенную в Нью-Йорке и продававшуюся оттуда. Наконец, каждый из 99 экземпляров новой лимитированной серии получает превосходный эмалевый циферблат градиентной чёрно-синей окраски, наподобие тех, что изначально были зарезервированы лишь для минутных репетиров и турбийонов коллекции Code 11.59. Честно говоря, не припоминаю, чтобы выпускались базовые одемаровские «автоматы» с эмалевыми циферблатами. Да и вообще, серия из 99 экземпляров с эмалевым циферблатом в коллекции бренда уровня Audemars Piguet (а их немного) – это само по себе что-то экстраординарное. Такое может позволить себе разве что «Жежер» либо «Улисс».

Audemars Piguet Code 11.59 Selfwinding “Bolshoi” Limited Edition, оборотная сторона.

Компания Audemars Piguet подписала спонсорский контракт с Большим театром ещё в 2009 году, ещё во времена, когда пост гендиректора занимал Филипп Мерк, а Георгий Осоргин только начинал работать в России в должности гендиректора представительства Audemars Piguet, который управляет российским офисом и поныне. Поэтому оба спецпроекта, предпринятые в честь дружбы с «Большим», то есть первая лимитированная серия Jules Audemars Extra-Thin “Bolshoi” Limited Edition (2011 год, 50 экземпляров из розового золота и 49 экземпляров из белого золота) и вторая лимитированная серия Code 11.59 Selfwinding “Bolshoi” Limited Edition (99 экземпляров из белого золота) были инициированы и осуществлены под его непосредственным руководством. Это заметно. Несмотря на то, что в качестве исходных дизайнов в этих случаях были взяты различные коллекции, оба релиза объединяет общие генетические коды.

Следует признать, что подобраны они были удачно – как прежние, так и нынешние одемаровские «большие» выглядят очень стильно, если по внешности и отличаются от серийной продукции бренда, то малозначимыми с точки зрения обычного потребителя признаками. У Jules Audemars “Bolshoi” это серый зонированный и гильошированный в стиле «солнечные лучи» циферблат, тогда как у циферблатов аналогичных серийных моделей циферблат был плоским и матовым либо декорированным тонкой радиальной шлифовкой, а о раритетном эмалевом циферблате Code 11.59 “Bolshoi” здесь уже упоминалось. Очевидная привязка к Большому театру обнаруживается лишь при взгляде на оборотную сторону часов. У обоих релизов механизмы оснащены роторами системы автоматического завода в специальном исполнении с рельефным эмблемным фронтальным изображением театра на центральном медальоне и растительным орнаментом (декор со стен «Большого»; Jules Audemars “Bolshoi”) либо барельефными изображениями муз с фронтона портика (Code 11.59 “Bolshoi”). Кстати, модель Code 11.59 “Bolshoi”, как и Jules Audemars “Bolshoi”, выпущена ограниченным тиражом из 99 экземпляров, что соответствует разнице между годами, когда были основаны Большой театр и компания Audemars Piguet – 1875-1776. «Большой» на 99 лет старше, так что это теперь нетрудно запомнить.

Две музы Большого театра, очевидно, призваны выглядеть как символы оперного и балетного искусств, в часах Code 11.59 “Bolshoi” благословляют искусство часовое, собственной музы для которого ещё не изобрели (может быть, я что-то упустил). Благословлять и символизировать есть что – это новый, разработанный к запуску коллекции Code 11.59 базовый автоматический Калибр 4300 (конкретно в этом исполнении он обозначается как 4302). Часы первой серии Jules Audemars “Bolshoi” оснащались превосходным ультратонким Калибром 2120 (редкий случай, когда этот механизм использовался в базовом варианте, без окошка указателя даты). Эстетский Калибр 2120 – механизм коллекционной категории, тогда как новый 4302-й куда больше годится для часов каждодневного использования, недаром им, начиная с этого года, стали оснащать базовые автоматические «ройял оуки» нового поколения (Royal Oak Ref. 15500). Чем бренд не устроила предыдущая рабочая лошадка, мануфактурный Калибр 3120? 4302-й по сравнению с 3120 смотрится эдаким «трактором». У него больше габариты: диаметр 32 мм и толщина 4,8 мм против 26,6 и 4,26 мм. У него больше частота баланса: 28000 полуколебаний в час против 21600, что заставляет предположить большую стабильность хода и в конечном счёте точность. У него больше заводной барабан, который выдаёт 70-часовой запас хода (сейчас фактический стандарт для высококлассного базового автоматического механизма) против 60 часов 3120-го (что тоже немало и, честно говоря, более чем достаточно). Но 70-часовой запас хода при повышенной частоте баланса – в сочетании этих факторов есть смысл (у 2120 частота вообще мала – 19800, но это другая история). Наконец, в Калибре 4302 баланс стоит под двухопорным мостом, что явно свидетельствует если не о спортивном статусе оснащающихся этим механизмом часов, то уж, как минимум, о заявке на этот статус. Если посмотреть на Royal Oak Ref. 15500, то переход с 3120-го на 4302-й вполне оправдан: часы спортивные, эстетический выигрыш от использования механизма большего калибра несомненен, большие габариты позволяют говорить о более длительном ресурсе.

Применительно к коллекционным Code 11.59 “Bolshoi” эти аспекты могут показаться малозначимыми, но они скорее в плюс, чем в минус. И кто сказал, что Code 11.59 “Bolshoi” будут непременно храниться в сейфе, а не эксплуатироваться каждодневно? Прицениться (объявленная стоимость около 2,7 миллиона рублей) и разглядеть новинку, примерив на руку, можно только в московских бутиках Audemars Piguet в ГУМе и в недавно открывшемся бутике марки в «Петровском Пассаже» – с парковкой одинаково плохо везде, как регулярно нам советует Яндекс, лучше ехать на метро… А.К.