Я много каких заводов видел, особенно много среди них часовых мануфактур, что очевидно, но никогда не был на автомобильном производстве, и когда в октябре от Aston Martin поступило приглашение посетить Великобританию, я согласился, недолго думая.

В программе визита, помимо ателье Aston Martin Works и завода Aston Martin, для полноты ощущений значились такие знаковые мероприятия, как тест-драйв любого из современных автомобилей легендарной марки (мне достались DB11 и Vantage), посещение выставки Bond In Motion – там собраны все (точнее, почти все, кроме яхт и подлодок) средства передвижения Агента 007 за долгую историю «бондианы», среди которых «астон-мартинов» немало, традиционный английский чай в легендарном The Wolseley, любимые коктейли Бонда «shaken, not stirred» в легендарном баре лондонского отеля Dukes, а также уникальный опыт проживания в легендарном Ostrich Inn – это один из старейших отелей Англии (с 1106 года), знаменитый в том числе минимум 60 погибшими от рук одного из владельцев  этого постоялого двора – некий Джармэн размещал обеспеченных гостей в комнате, оборудованной устройством сброса спящего с кровати головой вниз в чан с кипящей водой или маслом – всё с целью присвоения имущества. Комната эта до сих пор существует (№11), но уже без жуткого приспособления. Если вам кажется, что «легендарный» встречается в тексте слишком часто, на то есть все основания, и тон задаёт, конечно же, Aston Martin.

История компании «в лицах».

Этот английский производитель исключительных автомобилей занимает особое место в сердцах любителей мощных моторов – за свою чуть более чем столетнюю историю Aston Martin банкротился 7 раз, но всегда находились энтузиасты, согласные вкладывать силы и средства в компанию. Нынешнее руководство – не исключение: при том, что главным будущим «двигателем торговли» призван стать внедорожник DBX, появления которого в автосалонах буквально затаив дыхание ждут обеспеченные покупатели и дилеры Aston Martin, визит в цеха и разговоры с представителями марки наводят на мысль, что душой и сердцем компании были и остаются престижные спортивные автомобили.

Цех завода Aston Martin в Гейдоне.

Современные модели собирают на заводе Aston Martin Lagonda в Гейдоне, а Aston Martin Works в городе Ньюпорт-Пагнелл – это исторические мастерские по ремонту и обслуживанию. Сюда компания перебралась в 1960-е, здесь производили DB5, модель, популярности которой способствовали в том числе и съёмки в фильмах по романам Флеминга, здесь же реставрируют исторические автомобили и выпускают машины по программе Continuation: ограниченные серии прошлых моделей Aston Martin.

«Голдфингер»: DB5 и Агент 007.
Цех ателье Aston Martin Works.

В 2017 году компания успешно реализовала 25 автомобилей DB4 GT, созданных максимально близко к оригиналу и пригодных для использования исключительно на гоночных трассах, в 2019-м, к 100-летию знаменитого дизайн-бюро Zagato, марка предложила 19 юбилейных парных «комплектов» DBZ Centenary Collection – возобновлённый Aston Martin DB4 GT Zagato Continuation и DBS GT Zagato, построенный на шасси серийного «Астона» DBS Superleggera.

Цена за пару – 6 миллионов фунтов, или почти полмиллиарда рублей. Все 19 пар проданы, в том числе один комплект покупателю из России – машину видел собственными глазами. На очереди – Goldfinger DB5 Continuation – точная копия Бонд-мобиля из фильма «Голдфингер» 1964 года, включая некоторые «шпионские» опции – заранее известно, что кресло-катапульту устанавливать не станут, а цена будет близка к 3 миллионам фунтов.

Новый вариант DB4 GT Zagato, как и прежняя машина программы Continuation, это результат разумного применения современных технологий и тех ремесленных навыков, которыми гордятся в Aston Martin – компьютерную грамотность никто не отрицает, но и ручной труд здесь в большом почёте, причем как на «историческом» производстве, так и на заводе в Гейдоне.

С большой гордостью в ателье Aston Martin Works демонстрируют старый станок ручной гибки металла для изготовления деталей кузова машин Continuation или тех, что реставрируют – причем допустят к работе на нем специалиста только после нескольких лет обучения: согласитесь, если и покупать нечто особенное и винтажным духом пропитанное насквозь, то производственные компромиссы недопустимы. Отдельного упоминания стоит шутка коммерческого директора AMW Пола Спайрса: «Мы здесь используем CAD – Cardboard Assisted Design» – так он шутил в мастерской, где кроят особенной выделки кожу для оформления интерьера автомобилей Continuation – то есть не Computer Assisted Design, а действительно картонные лекала.

Насколько оправдано такое увлечение и намеренный отказ от полной роботизации процессов с точки зрения экономики не берусь судить, но штучный товар такого уровня качества и стоимости просто обязан хранить «тепло человеческих рук», и нелишне напомнить, что божественные суперкары собирают простые представители рода человеческого, любящие и знающие свое дело – совсем как и те, что собирают исключительной красоты и/или сложности часы. Д.П. (Изначально текст опубликован в журнале The Rake).