Эмалью нынче крашают свои циферблаты многие марки, начиная с 2000-х и с определённым постоянством этим славится Jaquet Droz. Своим поклонникам, как принято говорить, марка подготовила подарок – запланировала numerus clausus серию paillonnée, первые два образца – Fleur de Lys’ Grande Seconde Paillonnée и ‘Fleur de Vie’ Petite Heure Minute Paillonnée уже перед нами.

Украшение часового циферблата эмалью требует от мастера лёгкости прикосновения и хирургической точности наряду со знанием химических и физических процессов, лежащих в основе преобразований, что исходные материалы претерпевают в процессе термической обработки. Перегородчатая ​​эмаль сloisonné, при которой эмаль используется для заполнения мельчайших ячеек, образованных из сплющенной золотой проволоки, и flinqué, когда полупрозрачная эмаль наносится на педварительно украшенную металлическую основу, являются двумя из наиболее известных. Одним из редких методов является paillonnée, при котором пайоны — мелкие золотые или серебряные блестки, которые вырезаются вручную из металлической фольги – помещаются на поверхность эмали, а затем покрываются прозрачной эмалью, чтобы закрепить их на месте.

Вспоминая так называемый «кварцевый кризис», что нанёс серьёзный удар по часовой индустрии, нужно отметить, что наряду с уроном собственно бизнесу, события тех лет привели на грань вымирания многие художественные ремёсла, ибо надобность в них отпала, специалисты были вынуждены искать себе способы пропитания в иных сферах, их знания, опыт и техники некому было передать. Искусство эмали было одной из сильно пострадавших областей, которую удалось спасти – как водится – стараниями энтузиастов, как, например, Миклош Меркцель: его усилиями в 1996-м при Jaeger-LeCoultre была открыта мастерская эмальеров, и это искусство вернулось в часовой мир.

Эмалью нынче крашают свои циферблаты многие марки, начиная с 2000-х и с определённым постоянством этим славится Jaquet Droz, и с тех пор в ассортименте марки появлялось достаточно экземпляров, украшенных paillonnée. Процесс этот сложный – малюсенькие кусочки фольги вручую размещают на циферблате, создавая геометрический рисунок; пыль, колебания температуры, нарушения геометрии недопустимы – при запекании малейшие ошибки и нарушения процесса приведут к дефектам, циферблат останется разве что выбросить… Сложность в изготовлении и ограниченное количество лиц, владеющих техникой paillonnée, определяют и редкость, а значит и желанность укарашенных такой эмалью часов Jaquet Droz. Своим поклонникам, как принято говорить, марка подготовила подарок – запланировала numerus clausus серию paillonnée, первые два образца – «Fleur de Lys» Grande Seconde Paillonnée и «Fleur de Vie» Petite Heure Minute Paillonnée уже перед нами.

Значение и происхождение символов флёр де лис и флёр де ви я предлагаю вам самостоятельно изучить на досуге, мы же здесь обратимся к собственно часам… Обе модели будут предлагаться ограниченной серией, по восемь штук каждая. ‘Fleur de Lys’ Grande Seconde Paillonnée, 43-мм корпус из красного золота, калибр 2663.P с автоподзаводом, цена 42 000 долларов; ‘Fleur de Vie’ Petite Heure Minute, 35 мм корпус, украшенный бриллиантами, с перламутровым циферблатом, калибр 2653.P с автоподзаводом, цена 44 600 долларов. На этом можно было бы и завершить эту заметку, оставив имущим самим решать, насколько вписывается в их планы приобретение этих экземпляров, но свою порцию положительного я, пожалуй, добавлю. Я не фанат Jaquet Droz, но считаю, что стремление сохранить ремесло, связь с прошлым часового дела достойно уважения и нашего внимания. Лучший или нет это способ – поддержать мастеров, покупая часы марки, что привлекает их к работе – не знаю, но другого не предлагают. Если средства позволяют, а восприятие красоты не противится, можно и так. Д.П.