Любить нельзя ненавидеть

Запятую можете поставить сами, согласно собственной оценке случившегося. Речь о продаже Patek Philippe Nautilus Ref. 5711/1A-018 за $6500000 на недавнем благотворительном аукционе в Нью-Йорке. Имя покупателя не раскрывается, но известен бенефициар – благотворительная организация из США, The Nature Conservancy.

Розничная цена, объявленная Patek Philippe за «памятную» модель c характерного цвета циферблатом, выпущенную количеством 170 экземпляров исключительно для продажи в трёх главных бутиках Tiffany & Co в США – $53000. Неизвестный покупатель расстался с суммой в 120 раз больше – должно быть, очень любит природу. Безумная по масштабам обывателя сделка привлекла внимание широких слоев общественности, причем не только часами увлечённой, и это хорошо. Хорошо, что на поверхность снова вытащили несколько явлений знакомой нам «часовой жизни», и началась дискуссия: что не так с ценой на желанные часы?

Обычный стальной «наутилус» в рознице – $40000, но уже очень давно модель не купить, в открытом доступе её нет, найти можно разве что у спекулянтов, на серый рынок часы попадают прямиком с белого. Помните, у Даннинга, которого цитировал Маркс, про капитал и прибыль – «при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы», а здесь и преступления никакого нет – от дистрибьютора/марки законно получил, маржа при продаже в магазине – ничто по сравнения с тем, что можно заработать, если спекульнуть… Не нравится – не берите. Аналогичная ситуация сложилась со стальными Audemars Piguet Royal Oak, многочиcленными моделями Rolex. Что здесь плохого? На мой взгляд, это позиция марок. Я не призываю выпускать больше «наутилусов» и «роял оуков» с «дайтонами», хотя такой шаг мог бы ослабить градус напряжения, особенно если бы марки взяли под свой контроль продажу этих моделей напрямую всем желающим – онлайн. Хочешь «пепси»? Не вопрос, заполняй заявку, оставляй предоплату, жди, и часы стунут твоими по цене розницы. По одной бутылке в руки. Как быстро спекулятивная цена упадёт до уровня розницы? Конечно, будут желающие заработать на продаже очереди, но спрос и предложение выровняются, ибо промежуточное звено потеряет контроль над предложением. «Патек» хочется, конечно, спросить – если на ваших «наутилусах» по цене $40000 вы зарабатываете, скажем, по $20000, а какой-то делец по $50000, отчего вы не хотите эти деньги оставлять себе? Так ли для ВАС важно поддерживать этот нездоровый ажиотаж?

Поверьте, это не обиженное нытье человека, кому не достался или не по карману дорогой экземпляр. Негативное влияние этих явлений на формирование сознания нового поколения покупателей механических часов огромно, они наносят вред будущему часовой механики – пусть и пострадают в первую очередь совсем не «патек» и иже с ними, а многие любимые нами прочие часовые марки, а этого жаль.

Теперь позвольте немного про любовь к природе. Пациент, что приобрёл часы за 6,5 миллионов, вполне возможно, получит не только Nautilus Ref. 5711/1A-018 с циферблатом цвета Tiffany-box. Налоговый вычет под 2 миллиона, это уже как пить дать. Благотворители, что примут вырученные на аукционе средства, The Nature Conservancy, богатейшая организация, тесно связанная с энергетическим сектором. В основе деятельности – покупка земель для сохранения природных её качеств, со всей положенной флорой и фауной, далее сервитут, защита. А дальше что? А дальше, если вы человек хороший, и хотите построить дом так, чтобы вас никогда более никто не беспокоил, вы покупаете землю у TNC за цену меньшую, а разницу выплачиваете как благотворительный взнос, с которого получаете налоговый вычет. Практику эту расследовали в начале 2000-х, особенно много было среди покупателей по этой схеме лиц, связанных с этим фондом, что народу, коннечно же, не нравилось. Может быть, теперь заносят новым способом…

Конечно, мы тут совсем не про любовь и уж точно не про ненависть. Но полярность суждений, что выплеснулась на просторы Интернета благодаря акции с Nautilus Ref. 5711/1A-018, не могли не заметить и поэтому добавили своих размышлений.