ОБОЗРИМОЕ И НЕ РОСКОШНОЕ

События последнего месяца оказывают влияние на все сферы нашей с вами жизни, но странный ажиотаж вокруг сахара и соли (а это, как мы помним, есть «белая смерть») наверняка не про вас – нас с вами более волнует любимый мир наручных часов, и что с ним будет происходить в новых условиях. Каким путём пойдёт рынок и марки, что на нём продолжают работать, куда устремит взгляд покупатель? Предлагаю своё субъективное мнение.

В списке компаний, что с начала марта этого года заявили о приостановке своей деятельности в России, значится немало производителей часов. Прекратили экспорт своей продукции Rolex, бренды Swatch Group (Omega, Longines, Tissot, Breguet, Jaquet Droz, Hamilton, Blancpain, Rado, Swatch и другие) и группы Richemont (Vacheron Constantin, Jaeger-LeCoultre, Cartier, IWC, Panerai, Montblanc, A. Lange & Soehne, Baume & Mercier), аналогичные заявления сделали Audemars Piguet, группа LVMH (это Hublot, Zenith, TAG Heuer, Bvlgari, Dior), а также Chanel и Hermes… Это далеко не полный состав «воздерживающихся», но он даёт хорошее представление о масштабах возможных перемен. Из вышеперечисленных одни компании прекратили экспорт, но не отказались от розничной торговли, другие предпочли закрыться полностью и подождать, наблюдая за развитием ситуации. Осмелюсь предположить, что решения принимались с учётом невозможности продолжения бизнеса в условиях разрыва логистических и финансовых цепочек, без политического подтекста – бизнес есть бизнес, им управляют бизнесмены, не политики, хотя недооценивать влияние последних на деловой климат было бы преступно – вспомним недавний запрет ЕС, Швейцарии и США на экспорт в Россию предметов роскоши, а подавляющее большинство швейцарских часов попадает в эту категорию.

По итогам 2021 года швейцарские марки поставили в Россию часов на 260 миллионов франков, прирост более 30% по сравнению с до-ковидным 2019-м. При этом в общем объёме швейцарского часового экспорта наша страна представляет чуть более 1% и занимает 17 место (для сравнения – США и Китай, что занимают 1-е и 2-е места, каждая импортирует более 13%). Возможно ли, что крупнейшие игроки (группы Swatch, Richemont, LVMH и независимые марки первого эшелона), десятилетиями выстраивавшие отношения со своими российскими партнёрами, клиентами, вложившиеся в рекламу и маркетинг, обучение персонала и прочее уйдут с российского рынка? Мне думается, что такого желания ни у кого нет, но отсутствие возможности для ведения нормальной деятельности в затяжном варианте, как и отсутствие перспективы по срокам нормализации процессов могут привести и к такому исходу – что будет нехорошо, хотя бы только потому, что без работы могут остаться тысячи специалистов. Но выжидательная позиция компаний уже сказывается на нас, покупателях, и вот что мы можем увидеть в обозримом будущем.

Определённо, нам гарантирован расцвет серого рынка, основой которого являются ломбарды. Сейчас их активность на пиковом подъёме, продаётся всё: одни считают покупку дорогих часов надёжным вложением средств, другие видят в них способ перенести через границу доллары и евро свыше разрешённых сумм – на руке (купил здесь за сто, уехал туда, там продал за 90, невелика потеря, меньше биржевой комиссии). Коллекционеров, понятное дело, среди покупателей нет. Когда эта волна спроса на дорогую механику поутихнет, работы у деятелей этой сферы не поубавится – пойдёт клиент «из бывших» богатых, кому потребуются уже не символы достатка, а деньги, а рядом с «бывшими» возникнут и новые, получившие доступ к деньгам благодаря кризисной ситуации, и кому символы нуворишества придутся очень кстати… Откуда товар придёт, спрашиваете? Полагаю, что ритейлеры в Китае и ОАЭ не откажут российскому туристу в покупке желанного «ролекса» или «патека», а также уверен, каналы поставок нужных моделей из этих стран на российский серый рынок были и раньше, теперь они просто заработают интенсивнее.

Этот материал я намеренно начал с упоминания игроков крупных, известных, и в мировом масштабе значимых, но не они одни формируют картину часового мира. Rolex, Omega, Cartier, Longines, Patek Philippe, Audemars Piguet, Tissot, IWC, Hublot, TAG Heuer, Richard Mille, Breitling, Jaeger-LeCoultre, Vacheron Constantin, Officine Panerai, Breguet – на эти бренды приходится 80% рынка, если считать розничную стоимость произведённого в 2021 году товара. Безусловно, это много, но есть ещё ведь оставшиеся 20%, и это тоже swiss made! Пусть не во главе списка, но хорошо известные Oris, Perrelet, Raymond Weil, Ball имеют в своих коллекциях недооцененные удивительные экземпляры, среди «бюджетных» швейцарских марок выбор прекрасных и качественных часов огромен, стоит только поискать – в стране ведь работают более 300 марок… Дорогие часы будут становиться всё дороже и всё недоступнее, оставаясь уделом малого числа интересующихся, но в штуках весь швейцарский экспорт часов в 10 раз меньше того количества, что экспортирует Гонконг, и в 30 раз меньше экспорта китайского – и давайте договоримся здесь и сейчас, что эти две страны, и особенно Гонконг, наладили производство идеальным образом, выпускают часы и компоненты в том числе и для швейцарских марок. Оставим швейцарские, посмотрите, как развивается бренд Undone – а это прекрасные часы по привлекательно цене. Сегмент недорогих и качественных часов в новых условиях просто не может не привлечь к себе внимание покупателей больше прежнего: часы тикают, время идёт, жизнь продолжается. А выбор велик, нужно только потратить время и начать немного разбираться в простейших маркерах качества продукции, и личных потребностях и желаниях, не поддаваясь общественному и рекламному давлению – сложно, но можно.

В условиях санкций и ограничений вопрос замещения импортной продукции своей, родной, стоит как никогда остро. Сможет ли сохранившаяся российская часовая «промышленность» использовать момент, нарастить объёмы, успешно конкурировать? Хотелось бы верить, что да, но предпосылок для этого мало – ограниченные возможности производства, зависимость от китайского импорта, сложившиеся представления не в пользу наших. Мы любим Константина Чайкина, его творческий гений и мастерство, уважаем «Ракету» и «Победу» за их упорный труд, успехи, «Восток» и прочих за то, что они есть, и простите, что не перечисляю всех живых, но доля российских марок на часовом рынке России мала, и только откровенно запретительные меры и «обязаловка» могут заставить покупателя супер-массово развернуться к «сделанным в России» часам – впрочем, буду рад ошибиться.

Что ещё? Из области фантастики: должна произойти серьёзная переоценка ценностей – часы, особенно мужские, из символа личных достижений превратятся в символ ответственного отношения к себе, к окружающему миру, к будущему. Показное потребление (ошибочно считать, что только богатые страдают этим недугом) уступит место разумному – не ограниченному, когда один экземпляр приобретается на всю оставшуюся жизнь, а осознанному – когда покупатель сможет рассказать себе и, если надо, окружающим, отчего был сделан такой выбор. Думается, что доля часов (не смарт, а обычных), которые станут приобретать в подарок, вырастет, ибо часы, они про время, а время вечно.